Home Публикации О Марине Хлебниковой Марина Хлебникова и Евгения Белякова в передаче "Мамочки-мамаши"
Марина Хлебникова и Евгения Белякова в передаче "Мамочки-мамаши"
Публикации - О Марине Хлебниковой

Гости: Марина Хлебникова,
Евгения Белякова
Ведущие: Маша Майерс
Передача: Мамочки-мамаши

Плюсы и минусы бесплатного детского медобслуживания


М.МАЙЕРС – 12:11 в Москве, у микрофона по-прежнему Маша Майерс, еще раз здравствуйте! Я хочу поприветствовать нашу гостью – Евгения Белякова, психотерапевт, член Профессиональной психотерапевтической лиги. Евгения, добрый день!

Е.БЕЛЯКОВА – Здравствуйте!

М.МАЙЕРС – У нас произошла тут небольшая… ну, это наша ошибка, я признаю – у нас изменилась тема программы, точнее, мы указали ее неверно. Сегодня говорить мы будем не о прививках – это мы оставим на будущее. Сегодня мы будем говорить о плюсах и минусах бесплатного медицинского детского обслуживания. Ну, как известно, оно и было бесплатным до определенного момента, а затем в нашу страну пришла платная медицина. Что изменилось в этот момент? Все-таки у нас больше возможностей, это развязало нам руки, или наоборот?

Е.БЕЛЯКОВА – Я считаю, что развязало, потому что я могу выбирать себе врача. Мало того, и при советской власти было все то же самое: ходили по знакомым, друзьям, родственникам и спрашивали: «А у тебя нет хорошего отоларинголога?» «А у тебя нет кого-то?» И естественно, тихо просто, тайно платили денежку. Потому что не всегда уровень поликлиники соответствует нашим ожиданиям.

М.МАЙЕРС – Вы знаете, я не помню – вот я из своего детства – по поводу денег, вот, в чистом виде, этого, конечно, я не помню, может быть, я просто не видела, но то, что мы запасались, всегда у мамы лежало три плитки шоколада в сумочке – это совершенно точно, вот это.

Е.БЕЛЯКОВА – Ну, как человек, работающий в больнице, я могу сказать, что я шоколад видеть не могу!

М.МАЙЕРС – Вот с тех самых пор, да?

Е.БЕЛЯКОВА – Вот с тех самых пор, да. Поэтому то, что приносят конфеты, шоколад – ребят, не едим шоколад! Вот правда!

М.МАЙЕРС – Лучше… или борзыми щенками, да?

Е.БЕЛЯКОВА – Да знаете, работаешь и работаешь, это больница, это бесплатно, это все понятно, тем более, у меня психиатрическая больница. Т.е. о чем речь? Все равно будем лечить, все равно будем работать. С другой стороны, давайте более серьезно, да…

М.МАЙЕРС – Да, конечно.

Е.БЕЛЯКОВА – Пойдем глубже в эту тему насчет платного и бесплатного. Наша страна, к сожалению – вот я с точки зрения психотерапии, психотерапевта, работающего не только с психически больными, но и со здоровым населением – я могу констатировать страшную вещь. Мы дико, безобразно, бесконечно инфантильны. Что такое инфантилизм? Маш, вот давайте поговорим с Вами? Как Вы себе представляете…

М.МАЙЕРС – Ну, давайте попробуем.

Е.БЕЛЯКОВА – Да, в порядке бреда – вот можно все.

М.МАЙЕРС – Ну, допустим.

Е.БЕЛЯКОВА – Что такое инфантилизм?

М.МАЙЕРС – Ну, по моим представлениям, инфантилизм – это неадекватное мнение человека о действительности, о происходящем, просто оценка событий с точки зрения ребенка.

Е.БЕЛЯКОВА – С точки зрения ребенка. Да.

М.МАЙЕРС – Ну, enfant – это ребенок.

Е.БЕЛЯКОВА – Enfant, да. Ребенок.

М.МАЙЕРС – Конечно.

Е.БЕЛЯКОВА – Ребенок, да. Т.е. ребенок любой, маленький, он говорит «дай!» Дай и желательно бесплатно, и не знаю, откуда возьмешь, дай! Время изменилось, время изменилось не вчера. Прошло, простите, уже с времен перестройки энное количество лет – будем считать, там, 14…

М.МАЙЕРС – 15… ну, не важно.

Е.БЕЛЯКОВА – 15, да, где-то так. Значит, абсолютно новые законы. Не которые у нас придумывают депутаты в Госдуме, а те, которые диктует жизнь капиталистическая. Народ остается – вот это вот «дайте», к сожалению, оно витает над нашей страной. Я, когда слышу про бесплатное обслуживание медицинское, меня, честно могу сказать, трясет. Потому что очень много врачей приходит на реабилитацию ко мне, как к психотерапевту. Бесконечно жалко, больше всех жалко. Понимаете, когда приходит нефтяной магнат, мне не очень жалко. А вот здесь очень жалко, потому что отношение к врачам, как к обслуге… Давайте все-таки ставить точки над «i»: врач – это особая категория людей. Это не официант, это не продавец. Я с уважением отношусь ко всем профессиям, в каждой профессии есть свои трудности. Врач – это особый человек. Потому что если у вас, я не знаю, нет машины, вы никогда не обратитесь к автослесарю, скажем. У вас, там, может не быть… я, не знаю, там, можете не делать ремонт. Но к врачам обращаемся мы все. Это человек, который должен быть очень образованным. Отношение в нашей стране к врачам, ну вот, действительно, что полотера вызвали, что врача.

М.МАЙЕРС – Да, да. Продолжайте.

Е.БЕЛЯКОВА – Несправедливо, нечестно, некрасиво.

М.МАЙЕРС – А скажите, действительно система бесплатного медицинского образования, которая существовала при советской власти, существует еще? На сегодняшний день, можно сказать, что она себя изжила полностью?

Е.БЕЛЯКОВА – Я считаю, что да.

М.МАЙЕРС – Или она все-таки каким-то образом..?

Е.БЕЛЯКОВА – Во всех странах мира существует система бесплатного медицинского образования – называется «для малоимущих». Вот когда у человека очень мало денег, в силу того, что, я не знаю, там, он мало что умеет… ну, вот по каким-то причинам. Вот ему должно государство оказывать вот эту бесплатную помощь. То, что у нас идут люди, которые прилично зарабатывают, тем не менее, все время кричат: нам должны и бесплатно – вот это и есть инфантилизм.

М.МАЙЕРС – А скажите, а почему, вот, с чисто психологической точки зрения, почему происходит так, что мы за себя готовы заплатить, а вот за ребенка все-таки, вот будьте любезны нам предоставить бесплатное медицинское обслуживание?

Е.БЕЛЯКОВА – Мне кажется, что это какое-то наследие страшного советского прошлого.

М.МАЙЕРС – Так.

Е.БЕЛЯКОВА – Когда все считались… ну как, самый главный был рабочий человек, интеллигенция – это был второй сорт. Т.е. человек, который много знает и умеет – это второй сорт. И к врачам осталось то же самое отношение. Т.е. скажем, я, например, предложила бы систему медицинского обслуживания очень конкретную, т.е. есть поликлиники, на которые выделяют деньги бюджет, и это для людей малоимущих, но если ты получаешь более-менее прилично – слушайте, давайте сделаем другую поликлинику, где я все-таки буду платить денежку. Любой…

М.МАЙЕРС – Ну, таких поликлиник, по-моему, сейчас существует огромное множество? Или…

Е.БЕЛЯКОВА – Тем не менее, мамы лезут в свою… Вот эти вот дикие очереди в детские поликлиники, там, где не хватает врачей категорически. И вот этот крик «вы мне должны!», он так и носится по поликлинике. Слушай, найди ты в городе Москве – это большой город, там сколько у нас – 9 млн., 10 млн.?

М.МАЙЕРС – Больше.

Е.БЕЛЯКОВА – Слушай, ты можешь найти хорошего специалиста, заплатить… Вот эта экономия – «хабальство», я бы сказала – экономия на детской медицине.

М.МАЙЕРС – Вы знаете, но здесь же мы говорим все-таки о тех людях, которые могут себе это позволить. Вот Вы говорите, в Европе, допустим, малоимущие. Вот поликлиники для малоимущих. Но процентное соотношение малоимущих в России и малоимущих в Европе, это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Е.БЕЛЯКОВА – Согласна. С другой стороны, я как честный человек, я же могу сказать, что я не только получаю, скажем, деньги в больнице. Естественно, я подрабатываю.

М.МАЙЕРС – Конечно.

Е.БЕЛЯКОВА – Иначе я плохой специалист.

М.МАЙЕРС – Конечно.

Е.БЕЛЯКОВА – Причем, я буду работать и с платным, и с бесплатным так же качественно, но это уже дело престижа. Значит, громадное количество народу, который не афиширует свои заработки. Ну, подработки!

М.МАЙЕРС – Нет, ну, это уже личное дело каждого.

Е.БЕЛЯКОВА – Личное дело каждого…

М.МАЙЕРС – Конечно.

Е.БЕЛЯКОВА – Но вот… ну имей ты совесть! Слушай, пойди ты и заплати врачу денежку, найди себе хорошего врача, который тебя устраивает – разгрузи поликлинику. Пусть туда ходят люди, которые не могут пойти и заплатить. И еще, вот знаете, Маш, я хотела бы такого вопроса коснуться, что… по поводу имущих и неимущих. В Европе, скажем, неимущие люди – это люди, которые не имеют образования раз, и не умеют ничего делать, два. Т.е. чернорабочий. Если он что-то все-таки умеет делать, он уже не такой неимущий. А вот у нас то, что врачи остались… превратились в неимущих, люди, которые много лет должны учиться, люди, которые много должны знать, люди, у которых повышенная ответственность – ну, больше она, чем, там, я не знаю, у официанта, у продавца и т.д. Больше, хоть тресни, он отвечает за здоровье. То, что эти люди оказались вот за вот этим барьером, наверное, это специфика только нашей страны.

М.МАЙЕРС – Безусловно. Безусловно. Так о том и речь.

Е.БЕЛЯКОВА – То, что человек образованный… да, как в Италии говорят – там то же самое, есть богатые, есть бедные – они говорят: вот пойдешь, будешь учиться, станешь врачом… выбирайся, вот я только землю могу пахать.

М.МАЙЕРС – Скажите, пожалуйста, а вот если, допустим, если говорить о ребенке, в какой ситуации он оказывается? Т.е. мама здесь, она имеет свою точку зрения, она может подработать и пойти эти деньги потратить на медицинское обслуживание для ребенка. Ребенок приходит… или мама не потратит эти деньги, у мамы нет возможности. Ребенок попадает, вот, в нашу районную поликлинику. Чем он рискует, по большому счету?

Е.БЕЛЯКОВА – Да не могу я сказать, чтобы он… Он рискует, я не знаю, скажем, если он попадет к врачу, который принимает с соседнего участка, потому что на его участке нет… что будет, я не знаю… плохо поставлен диагноз, грубо говоря. Непрофессионально, потому что отоларинголога посадили вместо хирурга. И сколько угодно таких случаев. Причем в медицине это, конечно, вопиющие вещи. Чтобы работать водителем-дальнобойщиком, надо, простите, экзамен сдавать, нельзя простого водителя посадить… а вот в медицине это можно! Какое-то полное вот это вот отношение безобразное к людям достаточно сложной профессии.

М.МАЙЕРС – Вот смотрите, такая точка зрения: «Вы советуете, - к Вам обращается Марина, - Вы советуете искать частные клиники, хороших специалистов. А что, у них на лбу написано, что они хорошие специалисты или ловкачи, которые качают деньги? Нет доверия к вашим частным клиникам. Это очковтирательство».

Е.БЕЛЯКОВА – Марин, замечательный вопрос, большое спасибо! Потому что, естественно, никакой гарантии нет. Я советую искать по знакомым. То, как делают… знаете, «сарафанное радио» – самое хорошее радио на белом свете. Спрашивайте у знакомых. Совершенно необязательно, что человек в частной клинике действительно высокого уровня. Вот я недавно дочери искала хорошего ЛОРа. При том, что я обложена, как бы, врачами, и в этой среде работаю. Сразу могу сказать: нашла, вот сейчас очень довольна. Могу… обзвонила всех знакомых, сказала: могу поделиться. Шикарный дяденька, он принимает и в поликлинике. Берет он недорого. Роскошная старая гвардия. Конечно, я буду ходить к нему и платить деньги, чем ходить в нашу поликлинику.

М.МАЙЕРС – Скажите, пожалуйста, а вот Вы… у нас сегодня в гостях, я напоминаю, Евгения Белякова, психотерапевт, член профессиональной психотерапевтической лиги. Вы удовлетворены качеством платной медицины, которая сегодня существует в России?

Е.БЕЛЯКОВА – Так как я иду по знакомым, да.

М.МАЙЕРС – Понятно.

Е.БЕЛЯКОВА – У нас великолепные врачи.

М.МАЙЕРС – «Чем объяснить такую ситуацию: заплатив за операцию 25 тысяч, медицинская сестра не хочет подать воды? Это такая платная медицина?» Ирина пишет.

Е.БЕЛЯКОВА – Нет, это просто свинья сестра и все. Давайте называть своими именами.

М.МАЙЕРС – Ну вот, Артем пишет, что в Канаде, например, нет платного здравоохранения. Я ничего на эту тему сказать не могу.

Е.БЕЛЯКОВА – Я тоже ничего не могу.

М.МАЙЕРС – «Медицина никогда не была бесплатной, ее оплачивало государство, взимая с нас налоги. Сейчас государство предлагает нам самим оплачивать медицину по потребностям». Татьяна Ивановна.

Е.БЕЛЯКОВА – Это не государство, это я предлагаю. Я не государство. Я предлагаю просто действительно находить, вот, завести маленькую записную книжечку, и обложиться разного рода врачами – хорошими, проверенными, по знакомым и родственникам.

М.МАЙЕРС – Вот такое мнение: «У нас вся страна малоимущая» - это как раз то, о чем я говорила, соотношение малоимущих у нас и в Европе. «А те, у кого есть деньги, к вам не пойдут. Те, у кого знания, умения, которые вы получили, господа врачи, вы получили, благодаря тем же рабочим, и не надо кричать, что было плохо». Это Инна пишет.

Е.БЕЛЯКОВА – Понятно. Это каким образом благодаря рабочим? Я не поняла. Не поняла…

М.МАЙЕРС – Я не очень тоже поняла Ваше сообщение, я думаю, что речь идет о том… существовала система бесплатного медицинского обслуживания, но существовала и бесплатная система высшего образования. И, соответственно, возможно, это упрек в ваш адрес, связанный с тем, что…

Е.БЕЛЯКОВА – Извините, уже отработали 256 тысяч раз.

М.МАЙЕРС – Ну, в общем, да.

Е.БЕЛЯКОВА – Люди ехали по распределению в деревню, работали за те копейки, работали, называется, за все – и зубы рвали, и роды принимали, поэтому говорить о том, что кто-то кому-то что-то должен…

М.МАЙЕРС – «Уважаемая гостья, не пора ли перестать всех обвинять в желании получить все бесплатно. Я, к сожалению, в этом году, особенно в связи с проблемами со здоровьем систематически сталкиваюсь с безграмотностью врачей и постоянным их вымогательством по любому поводу». Это Алексей пишет. «Очень часто за деньги невозможно найти хорошего врача. Тогда какая разница, платить или не платить, если никто ни за что не отвечает». Это Татьяна.

Е.БЕЛЯКОВА – Знаете, наверное, как и во всякой профессии, есть плохие врачи, есть хорошие врачи. Я сталкиваюсь с хорошими, кто-то, я не знаю, находит плохих. С другой стороны, что значит, «за деньги не могу найти»? Еще раз говорю: ищите по знакомым.

М.МАЙЕРС – Едва ли это возможно. Вы понимаете, получается… т.е. получается, что система, она не существует, или она существовать не может, а… это называется, хочешь жить, умей вертеться, понимаете!

Е.БЕЛЯКОВА – Да.

М.МАЙЕРС – Но неужели это та точка зрения, которая может превалировать в таком вопросе, как здоровье? Ведь бывают же критические ситуации, бывают критические моменты. Я хочу знать, что если я вызываю «скорую помощь», то мне окажут соответствующий уровень медицинского обслуживания.

Е.БЕЛЯКОВА – Абсолютно с Вами согласна. С другой стороны, в какие условия поставлен сейчас врач, когда кроме тычков и пинков, ну, в общем-то, практически он ничего и не слышит. И знаете, вот, любой человек – это я как психотерапевт, опять же, могу сказать, нуждается в оценке своего труда. Если самый великий актер, который знает, что он замечательный актер, вышел к публике, там, я не знаю…

М.МАЙЕРС – Так в том, что нет оценки труда, в этом кто виноват?

Е.БЕЛЯКОВА – И когда… вот сейчас я про оценку труда, да. И если публика молчит, у актера начинается паника, потому что нет реакции на его работу.

М.МАЙЕРС – Конечно.

Е.БЕЛЯКОВА – То же самое, когда врача приравнивают к, я не знаю, некоему обслуживающему персоналу, мало того, платят копейки, человек не имеет возможности расти. Он же должен постоянно знать, например, какие новые лекарства сейчас придумали – а сейчас колоссально фармакология совершенно скакнула вперед. Он должен быть на повышении квалификации. Не успевают, не могут.

М.МАЙЕРС – Так что… так кто виноват? Кто виноват и что делать – два типично русских вопроса.

Е.БЕЛЯКОВА – Два типичных, да.

М.МАЙЕРС – Т.е. понимаете, искать по знакомым, подрабатывать, платить – это мы уже сами будем вертеться по мере наших возможностей…

Е.БЕЛЯКОВА – Да.

М.МАЙЕРС – У кого-то этих возможностей нет.

Е.БЕЛЯКОВА – Мы поставлены в такую ситуацию достаточно давно.

М.МАЙЕРС – А каким образом можно возродить нашу систему медицинского обслуживания? Как Вы считаете? Вот с точки зрения государственных программ, с точки зрения Минздрава. И мне надо, у меня заболит, зачешется пятка, я пойду к платному врачу, хорошо. Я, там, все-таки, не носитель советской психологии, у меня все-таки по-другому уже голова работает.

Е.БЕЛЯКОВА – Маша, вот Вы мне позвоните – вот у меня есть целый набор хороших врачей, я Вам порекомендую.

М.МАЙЕРС – Но Вы понимаете, чем мы с Вами отличаемся от, вот, людей по ту сторону динамика, по ту сторону приемника?

Е.БЕЛЯКОВА – Возродить…

М.МАЙЕРС – Я Вам позвоню. Хорошо.

Е.БЕЛЯКОВА – Я Вам скажу: вот у меня нарколог есть шикарный, а вот еще вот это, да, там…

М.МАЙЕРС – О Боже! «Почему не выписывают бесплатные лекарства для детей в семье, где четверо детей растет, и нет отца?» Это Лидия Ивановна спрашивает. Это государственная проблема! Наверное, не наша с Вами.

Е.БЕЛЯКОВА – Государственная проблема. Начнем с того, что это не ко мне, потому что я не выписываю лекарства. Во-вторых, вы знаете, вот эта проблема тоже многодетных семей. Мне казалось всегда, что если ты не можешь потянуть всех детей, может быть, не надо рожать так много детей. Очень жестко и грубо. Тем не менее. Потому что опять идет вопль: «Вы мне должны!»

М.МАЙЕРС – «Зачем говорить неправду, при советской власти обслуживание, медобслуживание было бесплатным, лекарства дешевые, больных среди детей и взрослых было в сто раз меньше. В семьях было по 5-7 детей, а сейчас бардак и смертность». Это Вячеслав Михайлович пишет. Ну, не смертность, ну уж отрицательный прирост – это точно совершенно.

Е.БЕЛЯКОВА – Отрицательный прирост – а что в этом плохого? Вот опять у меня вопрос – а что плохого в отрицательном приросте? Такая большая нация…

М.МАЙЕРС – А что хорошего?

Е.БЕЛЯКОВА – Такая большая нация как Россия – почему такой страх, что она исчезнет прямо с лица Земли?

М.МАЙЕРС – Ну, это…

Е.БЕЛЯКОВА – Люди встанут на ноги, начнут рожать детей, только не по 10 штук. Понимаете, тоже ведь страшная штука – я сталкивалась с многодетными семьями. Извините, очень часто это Маугли. Я как психотерапевт сталкивалась. Это дети, которые абсолютно не приспособлены к жизни. Т.е. когда надо реабилитацию полную проводить. Насколько ты вообще… система, опять же, даже не здравоохранения, а деторождения – это особая тема передачи.

М.МАЙЕРС – Особая тема передачи. Давайте…

Е.БЕЛЯКОВА – Давайте поговорим, зачем… Да. Зачем рожать детей, если ты не можешь им дать, я не знаю, там… адаптировать их к жизни, научить их, там, массе всяких вещей и т.д. Их кто-то должен за тебя.

М.МАЙЕРС – Вы знаете, Евгения, давайте все-таки…

Е.БЕЛЯКОВА – Да, да, да.

М.МАЙЕРС – У нас тут осталось полторы минуты, но мы с Вами еще встретимся во второй половине нашей программы. И меня просто волнует тот вопрос – сейчас мы говорим о детской медицине, в первую очередь. Ребенок… я, если я отвечаю сама за свою жизнь, я могу подработать, подзаработать, пойти платно, пойти бесплатно…

Е.БЕЛЯКОВА – Да, да, да, да.

М.МАЙЕРС – Это мое лично дело. У ребенка такого выбора нет.

Е.БЕЛЯКОВА – Но у него есть родители.

М.МАЙЕРС – Ну, дай Бог, чтобы эти родители… А если эти родители принимают неправильное решение, понимаете? Т.е. ребенок, он должен, тем не менее, получить медицинское обслуживание на определенном уровне, не ниже ни в коем случае.

Е.БЕЛЯКОВА – Маш, он получает. Другое дело, что, опять же, когда… если бы врачам, ну, я не знаю, на той же «скорой помощи», очень много платят, и есть возможность выбора. Т.е. грубо говоря, всех дураков и пьяниц мы выгнали, и мы оставили только шикарных врачей, роскошных. И мало того, туда стоит очередь. У вас будет абсолютно другое медицинское обслуживание.

М.МАЙЕРС – А как Вы считаете, система страхования, обязательного медицинского страхования, она может помочь, вот…

Е.БЕЛЯКОВА – Для меня это полная загадка – система страхования.

М.МАЙЕРС – Полная загадка.

Е.БЕЛЯКОВА – Да. Я не понимаю, что это такое, потому что… что это дает, что это не дает, сколько я не слушала передач, вот, с нашим министром здравоохранения, который не является врачом. Нонсенс! Человек, который не знает специфики. Я так ничего и не поняла.

М.МАЙЕРС – Ну ладно, давайте не будем ругать министров…

Е.БЕЛЯКОВА – Не будем.

М.МАЙЕРС – О страховании мы еще, я уверена, сделаем отдельную программу, и в следующей половине программы мы встретимся. Евгения Белякова, психотерапевт, член профессиональной психотерапевтической лиги.



НОВОСТИ



Д.БОРИСОВ – На этой неделе в подшефном роддоме «Эхо Москвы» было принято 47 родов, что на 11 больше, чем на прошлой неделе. 23 младенца оказались мальчиками, 24, соответственно, девочками. Самый крупный младенец весил 4,350 кг и был ростом 54 см. А самый маленький – 1,600 кг и 42 см. При этом, самой молодой маме было 18 лет, самой же возрастной на этой неделе было 39.

В нашем подшефном загсе на этой неделе зарегистрировались 27 маленьких москвичей. Среди них 16 мальчиков и 11 девочек. В Москве появилось по одной Диане, Александре, Екатерине, Лии, Юлии, Светлане, Алине, Полине, Елизавете, Марии и Анне. Среди мальчиков на этой неделе лидирует Федоры – так назвали сразу двух младенцев. Кроме того, в Москве стало больше на одного Захара, Леонида, Дмитрия, Кирилла, Егора, Семена, Никиту, Алексея, а также Ивана, Артема, Павла, Григория, Арсена и Давида. Отдельное спасибо за предоставленную информацию для мини-новостей главному врачу роддома №3 Галине Ивановне Михайличенко и заведующей Хамовническим загсом Наталье Анатольевне Агафоновой.



РЕКЛАМА



М.МАЙЕРС – Итак, это «Мамочки, мамаши», 12:37, и мы в той же компании – Евгения Белякова, психотерапевт, член профессиональной психотерапевтической лиги, по-прежнему в студии. К нам присоединилась певица Марина Хлебникова. Марина, добрый день!

М.ХЛЕБНИКОВА – Добрый день!

М.МАЙЕРС – Марин, ну, мы каждый раз подчеркиваем, что в нашей программе нас, ну, почти не интересует Ваше творчество, в первую…

М.ХЛЕБНИКОВА – Ну и замечательно.

М.МАЙЕРС – Ну и замечательно! В первую очередь нас интересуете Вы как мама. Я знаю, что у Вас растет дочь.

М.ХЛЕБНИКОВА – Дочка.

М.МАЙЕРС – Это правда?

М.ХЛЕБНИКОВА – Это правда.

М.МАЙЕРС – Мы сегодня… и у Вашей дочки очень интересное имя. Скажите, с чем это связано, что Вы выбрали такое редкое имя?

М.ХЛЕБНИКОВА – Это было очень удивительно, и для меня было очень важным выбор имени, и когда я стала выбирать эти имена… У меня есть очень близкая подруга – у меня их очень мало, и вот одна из них дала мне просто книгу. И сказала: «Если ты растеряешься, просто полистай – а вдруг найдешь что-то интересное». Книга называлась «Тайны имени». И в этой книге были собраны разные характеристики разных имен. И когда я прочитала характеристику своего имени и других имен, я поняла, что я…

М.МАЙЕРС – Вы были в ужасе? Или наоборот?

М.ХЛЕБНИКОВА – Я была в ужасе от того, что имя Марина оказалось носителем очень сильной энергетики. А мне захотелось дать дочке имя с еще более сильной энергетикой. Единственное имя, которое перешибало имя Марина, было то самое имя, которое я дала своей дочери. «Доминус» по-латыни «доминирующий». Имя Доминика. И что самое интересное, у нас в наших, вот, святцах есть Доминикия.

М.МАЙЕРС – Доминикия, да, есть?

М.ХЛЕБНИКОВА – Да, да, да. А есть и Домна. Но, тем не менее, вот, Доминика.

М.МАЙЕРС – Скажите, Марина, вот мы в первой половине с Евгенией обсуждали вопрос, у нас тема была такая – плюсы и минусы бесплатного медицинского детского обслуживания. И вот Евгения высказывает точку зрения, что все-таки медицина должна быть платной. Вот на своем опыте с чем Вам уже приходилось сталкиваться, и какую медицину Вы выбираете?

М.ХЛЕБНИКОВА – Я, вообще, могу сказать так, что для того, чтобы ответить кратко на этот вопрос, я скажу так: любой человек за профессиональную работу должен получать приличные деньги. Практика домашнего врача, которая практиковалась во всем мире всегда, точно так же, как и, например, был один сельский врач на конкретное маленькое село – это правильная практика, потому что доктор должен знать и должен вести своих людей, детей, стариков. И это хорошо.

М.МАЙЕРС – Ну, это то, что у нас сейчас называется семейный доктор, да? Пытаются вот эту систему внедрить.

М.ХЛЕБНИКОВА – Правильно. Да. Вот, то, что, конечно, государственная медицина, и то, что вот введены эти наши страховые медицинские полисы, я считаю, это вообще… вот лично для меня – я вот сейчас буду говорить только конкретно о своем опыте, потому что у каждого человека только свой опыт, и для меня он только мой. Дело в том, что я в свое время получила медицинский страховой полис. Но должна вам сказать, что, во-первых, при переезде он был утерян, и я себе не представляю, сколько я должна буду… либо дать взятку, либо заплатить, либо написать заявление для того, чтобы восстановить свой собственный. Но кроме того, я могу сказать, что обращаясь так или иначе в наши обычные поликлиники, все равно любой человек сталкивается с тем, что зарплаты медицинского персонала, начиная от медбрата, медсестры, уборщицы и заканчивая главврачом поликлиники, настолько мизерны, что для того, чтобы тобой занимались, человек все равно возьмет в карман. Поэтому проще сразу сделать медицину нормально платной. Единственное, что, с этим очень сложно смириться в другой ситуации. Я могу это говорить так, что для меня это приемлемо. Евгения может сказать, что для нее это приемлемо. Но я совершенно четко, как человек, гастролирующий по всей стране и как рабочая лошадка, которая ездит, а не сидит на месте или только в телевизоре, я могу сказать, что подавляющее большинство нашей страны и, вот, москвичей, не имеет возможности в полной мере оплачивать услуги медицинского персонала и медицинского обслуживания. Вообще, конечно, за все следует платить, потому что когда ты платишь, то ты имеешь право получить отчет о том… например, я делаю прививку дочке, и в бесплатной, как бы, книжке, мне пишут, что проведена такая-то вакцинация, а вот доктор, который приезжает из платной поликлинике, и который, например, ведет моего ребенка, он выписывает сертификат, на каждое место вклеивает сертификат вакцины со сроком годности, и он дает гарантию того… более того, книга вот этой вакцинации, она записана и на русском, и на латыни, т.е. при любом выезде ребенка за рубеж или при поступлении его в школу за границей… Ведь наоборот, вы знаете, как может быть – я могу быть человеком из необеспеченной семьи, но мой ребенок может быть настолько талантлив, что государство может послать его за границу. И для того, чтобы потом уже сертифицировать его эти прививки, вы представляете, сколько родителям опять нужно будет получить, вот… ну, беспокойства, времени потратить на это. Т.е. вот такая вот ситуация получается.

Е.БЕЛЯКОВА – Можно я…

М.МАЙЕРС – Конечно!

Е.БЕЛЯКОВА – …добавлю немножечко, значит, про неимущих и бесплатных. Я помню, когда я рожала своего второго ребенка, в достаточно приличном возрасте. Ну, как, там было под 30. И муж был аспирант, я, соответственно, сидела на вот этих декретных. Денег не было никаких, плюс был старший сын. Вот, на что у нас были всегда отложены деньги – на хорошего педиатра. Мы его нашли. Брал он безумно дорого по тем временам. До сих пор каждый день я говорю: дай Бог ему здоровья! Потому что то, как он смотрел ребенка… Знаете, когда месячной девочке здоровый взрослый дядька начинает представляться, говорит «Здравствуй, меня зовут, там, Иван Иванович. Я сейчас буду тебя смотреть». Я говорю: «Она вас понимает?» На что он говорит: «Она слышит звук моего голоса. Она не будет плакать». Как он грел, я не знаю, вот этот фонендоскоп, чтобы прикоснуться к ней. Это был другой уровень.

М.ХЛЕБНИКОВА – А Вы знаете, я могу сказать про другой уровень. Вот если вспоминать мой первый опыт платного детского педиатра, он был совершенно другим. И когда у моей, действительно, месячной девочки, пришел платный доктор моих друзей и начал лечить месячного ребенка от дисбактериоза – все молодые мамы знают, что это такое – то я, например, сейчас пожинаю плоды этого его псевдолечения. Потому что бактериями маленький желудочек должен заселяться естественным путем, а он это делал насильственным. И я вот сейчас вот имею проблемы с поджелудочной, например, железой. Т.е. вот это вот тоже…

Е.БЕЛЯКОВА – Ну, это называется повезло – не повезло. С другой стороны…

М.ХЛЕБНИКОВА – Повезло – не повезло, среди бесплатных докторов тоже есть такие, которые… ужас!

Е.БЕЛЯКОВА – Естественно! Мало того, бывает, что врач, который несостоятелен и в своей поликлинике бесплатной, все знают, что он плохой врач. А он идет потом в платную медицину. Сколько угодно.

М.ХЛЕБНИКОВА – Более того, блатники устраиваются зачастую в платные клиники.

М.МАЙЕРС – Каким образом это можно контролировать, вот это?

М.ХЛЕБНИКОВА – Никаким, мне кажется.

Е.БЕЛЯКОВА – Никаким.

М.МАЙЕРС – Что значит «повезло – не повезло», когда речь идет о месячном… о вашем месячном ребенке! Что значит «повезло – не повезло», что за критерий?

Е.БЕЛЯКОВА – Маш, заранее просто надо действительно по знакомым и родственникам. Никаким Вы это не проконтролируете. Уровень врача, к сожалению… ну как можно, да, сертифицировать, как можно выяснить, он хороший или плохой? При таких количествах…

М.ХЛЕБНИКОВА – Только временем, только «сарафанным радио», как называют артисты…

Е.БЕЛЯКОВА – Да, «сарафанным радио», да.

М.ХЛЕБНИКОВА – Да, это вообще, это везде, к сожалению, так. И в нашей стране это, я считаю, особенно. Потому что, к сожалению, за счет того, что страна гипер-огромна, и нация за счет этого очень инертна, у нас, к сожалению, мы все порознь. И поэтому, конечно, здесь у нас то же самое сказывается и, конечно же, на медицине. Я так считаю.

Е.БЕЛЯКОВА – Да, да. Совершенно верно.

М.МАЙЕРС – А скажите, а каким образом сегодня, вот, Вы, допустим, обращаетесь к медикам с проблемами Вашего ребенка? Вот сегодня, вот из Вашей практики, сегодняшней.

М.ХЛЕБНИКОВА – Моя личная практика: я по рекомендации человека, которого я знаю очень давно – это женщина, у которой есть сын, сын, который постарше, чем моя дочь. Этот доктор провел этого ребенка в течение нескольких лет, и зарекомендовал себя очень хорошо. Именно по рекомендации своей подруги – она очень интересный тоже врач, она стоматолог, Ирина Евгеньевна, Ирочка. Вот, она посоветовала мне обратиться к этому доктору. Я обратилась. У него есть лицензия на частную практику. Я заключила с ним соглашение, и мы заключили с ним договор…

М.МАЙЕРС – Это все юридически оформлено? Оформляется.

М.ХЛЕБНИКОВА – Конечно. Конечно. И более того, только юридически оформлено.

Е.БЕЛЯКОВА – Вы знаете, я могу из своего опыта сказать: я ни с кем не заключала договор юридический, не оформляла, но, как правило, вот, врачи, которые, там, моего ребенка лечат, высококлассные, они же понимают, что я буду посылать к ним. И я прихожу, действительно, говорю: «Ребята, а кому нужен отоларинголог? А кому нужно вот это?» Роскошь и блеск.

М.МАЙЕРС – Ну, понятно.

Е.БЕЛЯКОВА – Т.е. ну как? Вот это «сарафанное радио», хоть тресни, в нашей дикой стране до сих пор это основа основ. Не дипломы, ничего не работает так, как, к сожалению, рекомендация знакомых.

М.ХЛЕБНИКОВА – Рекомендация человека, который… Знаете, у нас, вот, в моей практике то же самое: хорошо спел – тебя порекомендовали. Выступил по-другому, и тебя в следующий раз не возьмут. Это так же.

М.МАЙЕРС – Скажите, пожалуйста, а вот… Ну, обычно у нас идут две темы. Если мы говорим о социальных проблемах, две темы идут, что называется, в тандеме – это бесплатная медицина и бесплатное образование. Вот, допустим, ребенок – вот Ваш, Марин – Вы имеете возможность, и ребенок все-таки… ребенка обслуживают те врачи, которым Вы доверяете и которые, разумеется, делают это не бесплатно. Далее идет бесплатное образование, которое тоже не бесплатно, потому что Вы хотите, чтобы ребенок попал к хорошим учителям, хорошим…

М.ХЛЕБНИКОВА – А сейчас уже, на самом деле, образование все равно платно – уже все собирают, собирают гласно и негласно, деньги. Т.е. я даже уже не знаю, что такое бесплатное образование.

М.МАЙЕРС – Скажите…

М.ХЛЕБНИКОВА – И все родители это знают.

М.МАЙЕРС – Ну, это, тем не менее. Есть уровень, там, то, что в школах просят, там, по 100 долларов в месяц, там, платить, условно говоря, там, на ремонт и на компьютеры, а есть просто система частных школ – это совершенно разные вещи.

М.ХЛЕБНИКОВА – Знаете, я обращалась в частные школы и имела опыт работы. И, к сожалению, получилось так, что я рекомендовала своей подруге из шоу-бизнеса для ее девочки, для подростка, частную школу. Вы знаете, мне потом было высказано совсем другое. И, к сожалению, вот именно частные школы… Либо ты должен ее знать, либо это должна быть частная школа, я думаю, за рубежом. Потому что, как правило, подавляющее большинство частных школ, пансион которых стоит свыше 800 долларов в месяц – вот такая частная школа – как правило, занимаются тем, что…

Е.БЕЛЯКОВА – Рубят деньги.

М.ХЛЕБНИКОВА – Рубят деньги.

М.МАЙЕРС – Здесь у нас сегодня в Москве?

М.ХЛЕБНИКОВА – Да, здесь у нас сегодня.

Е.БЕЛЯКОВА – Совершенно верно.

М.МАЙЕРС – И как быть? Как Вы для себя эту проблему решаете?

М.ХЛЕБНИКОВА – Я для себя решила эту проблему таким образом, что из всех школ, которые находятся в моем районе, я выбрала по рекомендациям мам, бабушек, детей, педагогов ту школу, которая в районе считается наиболее перспективной, наиболее хорошо работающей. Кроме того, мне повезло, например, я получила рекомендации от людей, которые знают, на каком счету находится эта школа, скажем, вот, в Департаменте образования Москвы…

М.МАЙЕРС – Ну, в общем, все равно система та же самая, что мы говорили о медицине. Таким же образом.

М.ХЛЕБНИКОВА – Но тем не менее… но тем не менее…

Е.БЕЛЯКОВА – Она вечная, к сожалению.

М.МАЙЕРС – Да.

Е.БЕЛЯКОВА – Страна очень большая.

М.ХЛЕБНИКОВА – И тем не менее, да, это обычная школа. И я очень рада на сегодняшний момент, что мне, вот… пока мы дошколята, но, тем не менее, мы все равно решили вот эту проблему так.

М.МАЙЕРС – А вот скажите, а не возникает ли вопроса с тем, что ребенок , допустим, если родители могут себе позволить, он попадает в платные клиники, он попадает в частные школы или в частные детские сады, он общается там… А каким образом потом ребенок социально адаптируется? Вот это проблема или нет? Как?

М.ХЛЕБНИКОВА – Вот я бы очень хотела бы этот вопрос очень важный, который меня волнует, адресовать, конечно, к Евгении. Потому что - что получается? Как я понимаю эту проблему – ребенок, который окружен любовью мамы, папы, бабушек, дедушек, няни, который не общается с детьми… Вот я, например, в детском саду была с года и семи месяцев, там, может быть, даже чуть раньше. А он, получается, у меня без детского сада, ребенок. Я бы отправила в детский сад, но болеть начали. И получается, что ребенок у меня растет без социума. И даже на сегодняшний момент он все равно растет без детского социума. И он получается в этом детском коллективе один. Приходя на занятия, он их «оттарабанивает» и потом бежит домой, к человечку, который его любит. А ведь ему нужно будет защищаться. Вы знаете, что я наблюдала? Мы пришли на детский праздник, совсем недавно. «Моя кроха», по-моему, праздник так… И я туда приехала со своей крохой. И я смотрю, дети – выбросили шары, кучу, а в шарах бумажки. И шары нужно лопнуть, схватить бумажку и получить приз. Вы знаете, она не побежала в эту кучу. А другие дети побежали драться за эту свою бумажку. И вот когда она придет в школу, именно изоляция от детского жестокого социума, через который ты проходишь…

М.МАЙЕРС – Безусловно.

М.ХЛЕБНИКОВА – А он жесток.

М.МАЙЕРС – Жесток.

М.ХЛЕБНИКОВА – Очень жесток, потому что до тех пор, пока ты не скажешь, что я это я, и не дашь кулаком в ответ, то ты не утвердишься. И этот социум будет…

М.МАЙЕРС – Евгения, как специалист, что скажете?

Е.БЕЛЯКОВА – Да, можно, да?

М.ХЛЕБНИКОВА – Т.е. эта проблема социума для ребенка такого вот, в такой семье, как в моей…

Е.БЕЛЯКОВА – Да, да, да, да.

М.ХЛЕБНИКОВА – …будет стоять, правильно?

Е.БЕЛЯКОВА – Очень серьезная и очень тяжелая, может на всю жизнь оставить отпечаток. Значит, я обратила внимание – вот как по Фрейду, оговорок не бывает – Марина несколько раз произнесла слово «жестокий», «страшный» - вот про социум. Ваше отношение к жизни – вот можно сразу прямо рекомендацию к Вам? – оно будет сказываться на ребенке. Я могу относиться к жизни с громадным интересом. Я понимаю, что она сложная, но я не проговариваю этих страшных слов, «жестокий». Она очень интересная, жизнь. И люди очень интересные. Поэтому вот это отношение к жизни, оно индуцируется, естественно.

М.ХЛЕБНИКОВА – Я никогда не говорю об этом…

Е.БЕЛЯКОВА – Ну, у Вас же отношение есть к этому всему. Значит это каким-то образом – невербальными знаками, несловесными – подчеркивается. Значит, это одна из проблем нашего времени, не только семей, которые могут позволить себе, чтобы ребенок… скажем, у них много денег, и ребенок с няней. Там, где есть бабушка, т.е. там, где позволено… ну, при советской власти все работали.

М.ХЛЕБНИКОВА – Не ходить в сад.

Е.БЕЛЯКОВА – Да, не ходить в сад. Очень тяжелая проблема, называется адаптация, эти дети, действительно, безумно страдают.

М.ХЛЕБНИКОВА – И ведь учителя их относят к группе трудных детей, правильно я понимаю?

Е.БЕЛЯКОВА – Совершенно верно. Мы в школу идем не для того, чтобы учиться – учиться по компьютеру можно – а для того, чтобы общаться. Мы в сад идем не потому, что у мамы денег нет, а для того, чтобы научиться общаться…

М.ХЛЕБНИКОВА – Играть, играть, играть с ровесниками. Конечно.

Е.БЕЛЯКОВА – Не обязательно защищаться, можно научиться дружить. «А вот нравится мне этот мальчик трехлетний. А что надо сделать, чтобы с ним подружиться? Чтобы с ним поиграть?» Поэтому, вот эта проблема номер раз. Это сейчас так и называется – давайте сделаем передачу отдельную – «современные Маугли».

М.МАЙЕРС – Я благодарю наших гостей – Марина Хлебникова, певица, Евгения Белякова, психотерапевт, член профессиональной психотерапевтической лиги. Один куплет мы должны успеть послушать – новую Маринина песню…

М.ХЛЕБНИКОВА – Кусочек хотя бы!

М.МАЙЕРС – Спасибо Вам огромное, я думаю, что Вы Ваш разговор еще продолжите, когда будут выключены микрофоны.

М.ХЛЕБНИКОВА – Конечно, конечно.

М.МАЙЕРС – Спасибо Вам большое!

М.ХЛЕБНИКОВА – Спасибо! Всего доброго!

 

Источник: http://www.echo.msk.ru/programs/mamashi/39325/


питомник растений | стабилизатор напряжения

 
.
.

Кто на сайте

We have 10 guests online