Home Публикации О Марине Хлебниковой Марина Хлебникова. Какого черта-4
Марина Хлебникова. Какого черта-4 PDF Print E-mail

Э. НИКОЛАЕВА: Слушайте, Марина, зато вы участвуете в различных благотворительных проектах и программах. Как по вашим наблюдениям, кстати, развивается благотворительность в стране. Меня, кстати, позабавило, что Вы награждены грамотой за участие в работе по патриотическому воспитанию военнослужащих вооруженных сил РФ в 2007м году. Вот почему даже хорошее дело надо облекать в такие кондовые формы, я не понимаю.

М. ХЛЕБНИКОВА: Знаете, давайте так закончим эту тему. Я действительно занимаюсь благотворительными концертами, и имею знакомство с людьми. Но говорить об этом не хочу, потому что ну не хочу я об этом говорить. Делаю себе и делаю. Что касается уровня благотворительности, вот об этом можно поговорить. Я считаю, что прежде чем говорить о благотворительности, которой занимаются артисты, нужно перевести все наличные деньги в безнал. Тогда все станет на свои места, потому что когда ты видишь такое количество стариков и детей, такое количество инвалидов, сирот, вообще, все это ужасно, когда ты видишь, что происходит с тобой самим, когда ты не защищен законом, когда все государство…

Э. НИКОЛАЕВА: У Вас же есть конституция…

М. ХЛЕБНИКОВА: Да, а что толку, конституция.

Э. НИКОЛАЕВА: Даже она не спасает…

М. ХЛЕБНИКОВА: Не спасает, если есть специальное постановление отдельного года. Да, конституция есть, но вот с такого-то числа по такое-то число действует в городе конкретном за подписью конкретного чиновника такая-то акция. Все, конституция в данном случае не работает, потому что спецпредписание.

Э. НИКОЛАЕВА: Это Вы, наверное, научены горьким опытом в результате своих гастролей, которые возможно, отменялись в таких ситуациях.

М. ХЛЕБНИКОВА: Да нет. Просто я так думаю, что все-таки не научилось наше государство людей беречь. Я знаете, как-то раньше стеснялась говорить. Думала, да побоюсь, обижу. Нет, в этом нет ничего обидного…

Э. НИКОЛАЕВА: Да. Особо Вы никогда правду матку не резали.

М. ХЛЕБНИКОВА: Да, но я так думаю, что люди, которые находятся наверху, они это тоже знают. Поэтому вот мой маленький голос, он, в конечном счете, все равно все будет решать совет директоров, а не этот замечательный человек, который может находиться наверху. И потом если раньше нашу страну считали страной третьего мира, какого третьего. Мы, ребята, страна тридцатого мира. О чем мы говорим. Какая демократия. Нет, мы можем с Вами здесь посидеть, порадовать наших слушателей, пускай тут жареного понюхают, тут улыбнутся. Тут подумают: ай, девчонки какие глупые. Молодые, пускай еще пока потрепятся. Пускай поболтают, а мы их послушаем.

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, в студии нашей программы Марина Хлебникова, певица, композитор, поэтесса. Марина, вот поэтесса, а что за стихи Вы пишите? Сейчас она меня уроет. Только лирику или что-нибудь на злобу дня? Почитайте.

М. ХЛЕБНИКОВА: Стихи приходят редко, раньше они приходили чаще. Последний стих был написан, наверное, месяца полтора назад, он был краток и заканчивался он так: у ночного окошка – дочь, женщина, кошка. Но дело не в этом, дело в том, что стихи, они очень невостребованная на сегодняшний момент субстанция. Они вообще не востребованы, поэтому чаще сейчас приходят вместе с музыкой, прямо вот сразу, их главное успеть записать. А так стихов много, и когда я собиралась издать сборник, мне сказали: а у нас стихов не читают. Мы не продадим. Поэтому лучше, Марин, не выпускайте. Поэтому лучший способ для человека, который пишет хорошие, ребята, стихи, покажите это в издательство, пускай редактор отредактирует, пускай он это сделает. Ну, выпустите 150 штук книжек, подарите своим друзьям и близким.

Э. НИКОЛАЕВА: Чтобы потешить себя.

М. ХЛЕБНИКОВА: Нет, чтобы осталось.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, Вы так и сделали?

М. ХЛЕБНИКОВА: Нет, я еще не сделала. Я разговаривала вчера со своей племянницей, она такая умная девочки, очень хорошая, смешная. Она говорит: ну, а дальше то чего? Я говорю: Оля, чего ты хочешь? Она говорит: я хочу, чтобы деньги зарабатывать. Я должна для этого сделать вот то-то, и то-то, и то-то и работать должна. Я говорю: ты не понимаешь. Ты чего хочешь? Ты хочешь семью, или ты хочешь работу, или ты хочешь денег? Денег зачем? И вот тут она растерялась.

Э. НИКОЛАЕВА: Для счастья. Чтобы не быть зависимой.

М. ХЛЕБНИКОВА: Но ведь деньги в гроб не положишь. Ты можешь либо что-то на них построить, либо что-то после себя оставить, но если ты не будешь это любить, после тебя ничего не останется. Даже если ты не будешь любить деньги, ты тоже не сможешь их заработать. Потому что их тоже нужно любить, тогда ты должен быть банкиром, крупье, не знаю, фальшивомонетчиком. Не знаю, вором банка, но ты должен любить вот эти деньги.

Э. НИКОЛАЕВА: Чиновником, сидящим на…

М. ХЛЕБНИКОВА: Нет, чиновники – это власть.

Э. НИКОЛАЕВА: На откат.

М. ХЛЕБНИКОВА: Нет, там уже другое. Есть же конкретная категория – вот власть. Ведь спорт и музыка, представляете, какие монстры. Если поставить спорт и музыку, да они так же как власть и деньги, они равновелики. Если бы они не были равновелики, они бы миллионы людей на стадионах не собирали.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно, т.е. Вы тоже конкурент.

М. ХЛЕБНИКОВА: Музыканты вообще конкуренты, потому что остаются лучшие. Деньги, они не прогрессивны. Они как бы существуют, поскольку они есть. А вот то, что наука как вот все говорят, естественнонаучный подход, мышление, что мы должны. Что вот это социум. Ну, какой, например, у бедуина в 2009м году социум? Верблюд и песок. И ему знаете, как хорошо. И там у него решают не деньги. Вот и бедуины зато самые долгоживущие люди на земле.

Э. НИКОЛАЕВА: Видать, вы не так давно вернулись из бедуинщины.

М. ХЛЕБНИКОВА: Нет, я просто знаю, что такое социум.

Э. НИКОЛАЕВА: Вы его как-то определили сами для себя свой личный социум и окружаете себя, наверное, тем, что продлевает Вам жизнь.

М. ХЛЕБНИКОВА: У меня не всегда получается.

Э. НИКОЛАЕВА: Есть моменты, которые разрушают душу.

М. ХЛЕБНИКОВА: Бывает.

Э. НИКОЛАЕВА: Например, тот, который кофе не наливает вовремя.

М. ХЛЕБНИКОВА: Нет, это не раздражает, это веселит.

Э. НИКОЛАЕВА: А, т.е. Вы можете спокойно не реагировать. Это же злит. Это же всплеск эмоций.

М. ХЛЕБНИКОВА: Да, ну, это же смешно.

Продолжение ->

 
.
.

Кто на сайте

We have 40 guests online