Home Публикации О Марине Хлебниковой Привычка жить. Марина Хлебникова. Юлий Гусман.
Привычка жить. Марина Хлебникова. Юлий Гусман. PDF Print E-mail
Публикации - О Марине Хлебниковой

Гости: Юлий Гусман,
Марина Хлебникова
Ведущие: Юлия Мосиенко
Передача: Привычка жить

Среда, 14.06.2006
Женщина за рулем
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» – Юлий Гусман, художественный руководитель Российской Академии киноискусства, кинорежиссер, Марина Хлебникова, певица

Женщина за рулем


ЮЛИЯ МОСИЕНКО: Всем добрый вечер. Ровно до полуночи на волнах "Эхо Москвы" с Вами "Привычка жить", ее ведущая я, Юлия Мосиенко, добрый вечер. Сегодня мы будем привыкать, если еще не привыкли к женщинам за рулем, как к явлению. Именно так мы обозначили тему сегодняшней программы – "Женщина за рулем". Одному из моих гостей тема не очень-то нравится. Но о гостях чуть попозже. Итак, кто она? Недоразумение, беда? Эта самая женщина за рулем. Красота, которая спасет мир, полноправный, я не знаю, участник дорожного движения? Будем разбираться сегодня вместе с певицей Мариной Хлебниковой. Здравствуйте, Марина. 

МАРИНА ХЛЕБНИКОВА: Добрый вечер.

Ю. МОСИЕНКО: И кинорежиссером Юлием Гусманом. Здравствуйте, Юлия Соломонович.

ЮЛИЙ ГУСМАН: Здравствуйте, здравствуйте.

Ю. МОСИЕНКО: Вот это именно тот человек, которому тема-то не очень понравилось, но он пришел. За что ему большое спасибо.

Ю. ГУСМАН: Я сразу скажу, что не потому не понравилась, что мне не хочется с Вами поговорить в эфире на любую тему. С удовольствием до эфира, и после, и во вне, и во время. Но просто, мне кажется…

Ю. МОСИЕНКО: Планы на сегодняшний вечер мне ясны. Так.

Ю. ГУСМАН: Она относится, эта тема к числу вечных тем, о которых писал в свое время Ильф и Петров. Почему нет в магазинах животного масла, и кто по национальности Остап Бендер. Дело в том, что, ну, что можно сказать? Я точно знаю, что женщина за рулем, как правило, несчастье. А Марина будет гордо…

Ю. МОСИЕНКО: Но прежде, чем Вы изложите свою точку зрения, я напомню слушателям все координаты, посредством которых они могут присоединяться к нашей живой эфире… живой беседе в живом эфире…

Ю. ГУСМАН: Живая эфира – это такое веселое животное такое добродушное.

Ю. МОСИЕНКО: На тяни-толкая, наверное, похожее. Еще до эфира мне немножко жалко стало Марину, которой так и не удастся загадать желание.

М. ХЛЕБНИКОВА: Да, я так мечтала, потому что между Юлием и Юлией.

Ю. МОСИЕНКО: Да, я тоже, я так хотела присоседиться давно к Юлию Соломоновичу. Сказать: а я тоже Юля, тоже Юля.

М. ХЛЕБНИКОВА: Я так мечтала в серединочку.

Ю. МОСИЕНКО: А он зашел, сказал: а я знаю.

М. ХЛЕБНИКОВА: Думаю, неужели не получится.

Ю. ГУСМАН: Мы, поклонники радиостанции "Эхо Москвы" знаем всех Вас по голосам.

Ю. МОСИЕНКО: Поклонники, конечно, знают все телефоны, но, тем не менее, я напомню, что у нас их теперь два телефона прямого эфира. 783-90-25 для тех, кто слушает "Эхо Москвы" в Москве и 783-90-26 для так называемых иногородних, но на самом деле, попадаются звонки даже из других государств. И еще есть волшебный эфирный пейджер – 725-66-33. Так же Вы можете пользоваться мобильным телефоном. Присылать свои короткие сообщения, которые все называют SMSками от чего-то. +7 495 970-45-45 – это Ваш номер. В общем, принимайте самое живое участие, как я уже сказала в живой этой самой эфире. А теперь попрошу стороны представить на общий суд свое понимание женщины за рулем. Начнем, как раз, с такой вот самой женщины за рулем. Сначала, Марина, вопрос.

М. ХЛЕБНИКОВА: С удовольствием.

Ю. МОСИЕНКО: Как долго уже за этим самым рулем?

М. ХЛЕБНИКОВА: Ну, достаточно долго.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, не надо приблизительно. Ну, сколько?

М. ХЛЕБНИКОВА: Как бы официальные права, которые я уже поменяла. Поменянные права с 91 года у меня.

Ю. МОСИЕНКО: Первой машиной было что?

М. ХЛЕБНИКОВА: Шестерка.

Ю. МОСИЕНКО: Т.е. так все по честному. С отечественного автопрома начали.

М. ХЛЕБНИКОВА: Конечно, да.

Ю. МОСИЕНКО: Так, и вот насколько Вы себя чувствуете полноценным и полноправным участником дорожного движения? Водителем автотранспортного средства?

М. ХЛЕБНИКОВА: Вообще, на самом деле, тема действительно очень часто резво и не резво обсуждаемая в средствах массовой информации. И я могу сказать, что время, которое я провела за рулем, оно меняется. И меняется отношение к тому, что происходит на дороге, меняется отношение к людям, которые тебя окружают. Меняется отношение к автомобилям и это естественно, потому что время идет вперед. А ты остаешься в этом автомобиле. Единственное, что я могу сказать, как лицо творческое, меня удивляло всегда только одно. Для меня по-прежнему автомобиль – это то самое, что я могу назвать настоящим. Потому что за его багажником остается прошлое, а перед его капотом – это будущее.

Ю. МОСИЕНКО: Время идет, люди остаются. Отношение Юлия Соломоновича Гусмана, судя по всему, к женщине за рулем, остается прежним, правда?

Ю. ГУСМАН: Нет, не потому, что я сейчас буду, поддерживая огонь в топке не начавшейся дискуссии, говорить нет, это проклятие…

М. ХЛЕБНИКОВА: Я, на самом деле, тоже почувствовала.

Ю. ГУСМАН: Вы нас подрезаете, Вы нам мешаете. Должны быть только мужчины, не моложе возраста 25 лет, не старше 45 в очках, в шляпе. Это все глупости. Потому что все квоты, все ограничения, все бессмысленны. Но это извечный спор вообще о женских возможностях. Я знаю женщин за рулем блистательных.

Ю. МОСИЕНКО: Поддерживаю.

Ю. ГУСМАН: И я знаю женщин за рулем очень плохих.

Ю. МОСИЕНКО: Безнадежных.

Ю. ГУСМАН: И я знаю, у меня была и есть подруга Йола Хрущева, которая садилась в машину, как в танк. Вытягивала руки вперед, и от нее отскакивало все, что вокруг находилось. И я могу привести еще пример, условно говоря, Галина Борисовна Волчек, когда училась водить машину, она человек упертый, упорный, она через три месяца, начав безобразно водить, водит замечательно, водила…

Ю. МОСИЕНКО: По Вашему мнению, безобразно, или она так считала, что она действительно бездарно.

Ю. ГУСМАН: Нет, ну, с нуля же никто не начинает хорошо. А вот у меня, например, жена, которую я учил, и которая боялась сесть в машину вообще…

Ю. МОСИЕНКО: Вы учили свою жену водить машину сами?

Ю. ГУСМАН: Нет, нет, естественно был какой-то тренер, учитель, педагог…

Ю. МОСИЕНКО: Нет, я не об этом сейчас говорю, не о том, что от Вас она получила эти самые права и все знания, а о том, что Юлий Соломонович, который считает, что женщине за рулем не место, учил свою супругу.

Ю. ГУСМАН: Я никогда не говорил, что женщинам за рулем не место, женщинам в политике не место, женщинам в моторостроении не место, женщинам на путях со шпалой не место. Но так сложилось…

Ю. МОСИЕНКО: Успокойте меня. В студии все нормально? Можно я тут посижу? Спасибо.

Ю. ГУСМАН: Да, вот в студии нормально. И даже королевами нормально. Мы говорим про наше общество. Ни про норвежское, ни про датское, ни про австралийское, ни про африканское. Вот, например, когда у нас в политике… Вот чем плохо за рулем? Вот я знаю, например, Слизку, Хакамаду и Матвиенко. Двух блистательных женщин…

Ю. МОСИЕНКО: Трех.

Ю. ГУСМАН: Трех, извините. Раз, два, три. Такая живая эфира, поэтому в живой эфире человек волнуется.

Ю. МОСИЕНКО: Вот теперь он с этой живой эфиры не слезет.

Ю. ГУСМАН: Так вот, близко я их знаю. По-разному, но знаю, немножко, кого больше, кого ближе, кого дальше. И они замечательные политики разного спектра политического.

Ю. МОСИЕНКО: Т.е. они рулят страной неплохо.

Ю. ГУСМАН: Да, и нельзя сказать, что женщине в политике не место.

М. ХЛЕБНИКОВА: Да, это своеобразный руль тоже, вот правильно сказала Юля.

Ю. ГУСМАН: Но посмотрите, сколько у нас губернаторов женщин? Одна. Сколько у нас министров женщин? По-моему, вообще ни одной.

М. ХЛЕБНИКОВА: А жаль.

Ю. ГУСМАН: Нет, ну, это не просто заговор шовинистический мужчин. Есть что-то объективное, что Мария Складовская-Кюри не вошла в число тысяч женщин лауреатов нобелевской премии. Там из сотни, понимаете. И так получилось…

Ю. МОСИЕНКО: Может быть, потому что нобелевская премия изначально была в мужских руках?

Ю. ГУСМАН: Нет, нет, нет. Это, ну, вот я езжу по городу, я сам по Москве стараюсь не ездить. Потому что мне хочется выйти и начать стрелять, как ковбои…

М. ХЛЕБНИКОВА: И убежать (смех).

Ю. ГУСМАН: Ну, просто то, что творится сейчас в Москве – это отдельный разговор и тема многочисленных программ не только "Эхо Москвы". Но вот я вижу, когда вдруг передо мной возникает, когда я еду просто с водителем, пассажиром, возникает очаровательная маленькая машинка сиреневого цвета. И в эту сиреневую машину…

М. ХЛЕБНИКОВА: Сидит мамзелечка.

Ю. ГУСМАН: Начинает становиться посередине дороге, вытворять что-то невероятное, перестраиваться. И я могу заранее сказать, за километр, даже если это не сиреневый замечательный красавец "Ситроен", а если это будет какой-то старый "Жигули", что там женщина. Почему так? Я не знаю, почему так. И совсем не потому, что я бы хотел. Потому что я этого не скажу там на теннисном корте. Но все равно мужчины здоровее, чем женщины в спорте. И нельзя ставить им одинаковые условия, понимаете. Мне кажется, что это некий спорт.

Ю. МОСИЕНКО: Мне кажется, что страшно, Юлий Соломонович, на мой взгляд. Извините, что я перебиваю. Но самое ужасное, когда ты едешь, точно вот себе уже представляешь, извините меня, дуру, которая, ну, мешает она тебе, то она не может вовремя перестроиться, то она прозевает светофор, крася какую-нибудь часть тела своего и т.д. А подъезжаешь ближе и видишь, что там мужчина. Это ужасно.

Ю. ГУСМАН: Я не сказал, что мужчины все молодцы.

Ю. МОСИЕНКО: Вы не оправдывайтесь, как будто Вы виноваты.

Ю. ГУСМАН: Нет, потому что есть такое мнение, что вот Вы там. Да, нет, просто очевидно, конечно, есть козлы среди мужчин и прелестные гонщицы среди женщин, наверняка. Но все-таки пускай пилотами военной авиации будут мужчины, перегрузки огромные. Речь идет об объективных вещах. На улицах Москвы, я подчеркиваю, и здоровому, толстому дядьке, как я, не уютно. Не уютно.

Ю. МОСИЕНКО: Т.е. Вы жалеете женщин, судя по всему.

Ю. ГУСМАН: Ну, потому что это не ее дело. Потому что когда кругом доносится мат, такой матерок…

Ю. МОСИЕНКО: Хорошо, такой вопрос….

Ю. ГУСМАН: Хотя в современном кино сейчас это принято. Недавно на фестивале на половину состоящий из мата фильм Кирилла Серебрянникова "Изображая жертву" получил гран при, с чем я его и поздравляю. Но когда на улице едешь. А тебе говорят: куда ты едешь, стой. Гав-гав-гав-гав. То здесь надо быть очень жестким человеком, сильным, как и в политике, как и в космонавтике, как и в армии.

Ю. МОСИЕНКО: Хорошо, альтернатива?

М. ХЛЕБНИКОВА: Можно я тогда поговорю про альтернативу?

Ю. МОСИЕНКО: Секундочку. Я хочу вопрос Юлию Соломоновичу. Секундочку. Задам вопрос один единственный. Что женщину толкает за руль?

Ю. ГУСМАН: А это во всем мире необходимо сегодня. Руль является таким же неотъемлемым, как пиджак, платье или квартира.

Ю. МОСИЕНКО: Нет, ничего подобного. Нужно из точки А добраться в точку Б.

Ю. ГУСМАН: Совершенно правильно.

Ю. МОСИЕНКО: Альтернатива что? Общественный транспорт. Там что га-гав-гав нет?

Ю. ГУСМАН: Я не говорю о том, что почему женщины садятся за руль. Они молодцы, что садятся. И будут садиться все больше и больше. Нам мужчинам , скажем так, нужно быть более к ним заботливыми, а женщинам не нужно считать… Вот что самое обидное? Что им полагаются какие-то квоты. Сколько я участвовал в дискуссиях на политическую тему, где они утверждали, что: вот дайте нам квоты в голосовании, чтобы была партия "Леди России" и нам… Вот Марина, как она начала выступать, и как я знаю ее творчество, она, мне кажется, человек такой сильный, что она не нуждается в преференциях. И я предоставляю ей слово. Ура. Вперед.

М. ХЛЕБНИКОВА: Да, в общем, да, все сказали.

Ю. ГУСМАН: На этой ноте мы начинаем концерт по заявкам.

М. ХЛЕБНИКОВА: С удовольствием.

Ю. МОСИЕНКО: Концерт мы начинаем опять с объявления всех возможных координат связи с нами. 783-90-25 для тех, кто слушает "Эхо Москвы" в Москве. 783-90-26 для не москвичей. 725-66-33 номер эфирного пейджера. Есть еще возможность посылать SMSки на номер +7 495- 970-45-45. Ну, а пока примем первый звонок. Ваше отношение к женщине за рулем. Вы в прямом эфире. (Гудки). Вот так вот, да. Хорошо. Тогда попробуем Москву. 783-90-25. (Гудки). Что же такое? Явно все движутся и в автомобилях, правда, по звуку.

М. ХЛЕБНИКОВА: Движутся, движутся и точно в автомобилях. Потому что я так понимаю, что это время, в которое мы с Вами сегодня встретились, оно предполагает более, скорее, наверное, не дискутивный характер, а время для того, чтобы пообщаться и рассказать какие-то свои впечатления. Например, мое есть впечатление, как, скажем, о женщине, которая сидит за рулем, да. У Вас свое мнение там есть какое-то. И для меня, например, эта тема дамочки за рулем закрыта была в 91, 92 году, в общем-то.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, тогда загруженность то была какая в Москве, просто смешно, на самом деле.

М. ХЛЕБНИКОВА: Да, нет, на самом деле, и тогда уже возникали вопросы, которые возникают и волнуют слушателей на сегодняшний момент…

Ю. МОСИЕНКО: Вот Акимова Дмитрия, который прислал свое сообщение, волнует следующий вопрос. "Добрый вечер, (совсем вежливо поздоровался, а потом) я считаю, что женщины за рулем более опасны, чем мужчины. К сожалению, по статистике (я не знаю, откуда у Вас Дмитрий такая статистика) большая часть аварий совершается женщинами". На самом деле, вот я, готовясь к эфиру, тоже вооружилась несколькими статистическими данными.

М. ХЛЕБНИКОВА: Я тоже вооружилась.

Ю. МОСИЕНКО: И вот цифра меня, на самом деле, убила совершенно. Это наши российские данные по поводу наездов на пешеходов. Один к десяти. Женщина сбивает одного пешехода, тогда, как 10 мужчин сбивают, вероятно, десятерых.

М. ХЛЕБНИКОВА: Да.

Ю. ГУСМАН: Один вопрос только, это в относительных или в абсолютных цифрах? Т.е. это на 1000 человек, или просто…

Ю. МОСИЕНКО: Там, по-моему, приводилось больше, чем на 1000 человек. Т.е. там брался процент…

Ю. ГУСМАН: Нет, я имею в виду, что это пропорционально…

Ю. МОСИЕНКО: Да, да, да. Абсолютно живая цифра.

Ю. ГУСМАН: Может быть, ну, может, они и не сбивают, потому что так плохо едут, что и сбить не могут. Едут медленно. Вот я еще одно, что плохо ездят…

Ю. МОСИЕНКО: Перестраховываются. Аккуратничают.

Ю. ГУСМАН: Я вот всегда знаю, что когда человек не умеет перестроиться в потоке движения в полосу. Останавливается, начинает смотреть вправо…

М. ХЛЕБНИКОВА: Ну, это может быть, не обязательно женщина.

Ю. ГУСМАН: Это или американская старушка в Америке, или наша дама…

Ю. МОСИЕНКО: Американские старушки между полосами ездят. Они держат обе полосы в напряжении.

Ю. ГУСМАН: Это невероятное, конечно, зрелище, американские старушки.

М. ХЛЕБНИКОВА: А в Париже, как ездят старушки. Это замечательно.

Ю. ГУСМАН: Я не видал в Париже. Но вот сейчас женщины не очень любят. Например, моя дочка, она как бы и права есть, и сдавала. Работает юристом в американской корпорации, сейчас в Москве. Она не очень горит сесть за руль, хотя в ее возрасте, ее сверстники все мечтают сесть за руль. Нет, чего-то она не очень.

М. ХЛЕБНИКОВА: Ну, нет желания у человека.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, хорошо, что она выбирает? Метрополитен?

Ю. ГУСМАН: Нет, ну, по-разному она. Может быть, она… Я ведь вижу, когда человек… Я, когда был маленьким, у меня вот ну только бы дожить, дорасти до автомобильного руля.

М. ХЛЕБНИКОВА: Вы не представляете. Вы такие удивительные слова сказали. Я когда была маленькая, меня прямо трясло, лишь бы ехать. У меня были все велосипеды, которые можно было. Вот потом у меня появился мопед, потом у меня был мотоцикл. И меня просто фантастически…

Ю. ГУСМАН: Все правильно, то же самое, да, да.

М. ХЛЕБНИКОВА: И Вы знаете, что я помню? Это не касается автомобилей. Я помню потрясающий случай. Я поехала летом на летное поле в городе… Раньше там было летное поле в городе Капотня, заброшенное. И я для своей мамы нарвала огромный, огромный букет ромашек. И поскольку я в совершенстве, как я считала тогда, управляла велосипедом, естественно вся эта охапка была у меня вся в руках, естественно руль управлялся только балансиром на двух колесах. Естественно я не углядела яму, я перекувырнулась через велосипед. Но, тем не менее, успела сгруппироваться, но это не отбило у меня желание двигаться. Не отбило у меня желание двигаться ни аварии на дорогах, ни…

Ю. ГУСМАН: Значит, ты мальчик.

М. ХЛЕБНИКОВА: Вот мы об этом и говорили, кстати, сегодня.

Ю. ГУСМАН: Значит, психология мальчика.

М. ХЛЕБНИКОВА: Мы же сегодня с Вами об этом говорили.

Ю. МОСИЕНКО: Это вот мы с Мариной обсуждали. Кем она должна себя позиционировать в эфире.

М. ХЛЕБНИКОВА: Я – мальчик за рулем.

Ю. ГУСМАН: Значит, у нее характер, не то что мальчик, не мальчик…

Ю. МОСИЕНКО: Юлий Соломонович, что мне делать? Мне снилось, что я вожу огромный аэробус, да, управляю, но при этом на дорогу меня никогда не тянуло. В жизни мне не снилось, что я веду машину и т.д. Но вот к самолетам явная тяга есть.

Ю. ГУСМАН: Космонавт.

М. ХЛЕБНИКОВА: Летать.

Ю. ГУСМАН: Не знаю. Аэробус…

Ю. МОСИЕНКО: Я причем прекрасно понимаю, что неба там не видно. Вот эта кабина и огромное количество всяческих приборов.

Ю. ГУСМАН: Нравится?

Ю. МОСИЕНКО: Да, это нравится.

М. ХЛЕБНИКОВА: Нет, небо там есть,

Ю. ГУСМАН: В отличие от Марины, не могу рассказать, потому что я не женщина, как я научился водить. Когда будет "Мужчина за рулем" тема…

М. ХЛЕБНИКОВА: Ой, я Вам расскажу, если Вам будет интересно, как я научилась водить. А как Вы? А когда Вы первый раз поехали?

Ю. ГУСМАН: Но это история не про женщин. Короче говоря, это долгая история. Я работал за городом в лагере. И я ее часто рассказываю. Потому что просил "Волгу", у всех были машины, только у меня не было у одного.

М. ХЛЕБНИКОВА: А сколько Вам было?

Ю. ГУСМАН: А мне было 19 лет. А я работал зам. директором от комсомола в лагере системы "Спутник".

М. ХЛЕБНИКОВА: О, да.

Ю. ГУСМАН: И я взял машину ночью. И не знаю, как заводить.

М. ХЛЕБНИКОВА: К Девушке, наверняка, к девушке поехал.

Ю. ГУСМАН: Да, никакой девушке. Я там умер, как мышь от страха, когда я включил машину. И она тряслась, а я не мог стронуть с места. Потом я понял, что у меня была не первая, третья скорость. Поэтому я не мог с места взять. Это была "Волга" старая. И я когда выезжал из ворот широченных, я закрыл глаза, потому что я понимал, что я не проезжаю. Габариты я не ощущал. Поворачивал ногой.

М. ХЛЕБНИКОВА: Фантастика.

Ю. ГУСМАН: Толкал машину. Потом вылез, потому что не мог поворачивать. Не знал, как задний ход.

М. ХЛЕБНИКОВА: Да, она огромная.

Ю. ГУСМАН: Всю ночь я ездил туда сюда, беря ребят, которые были в баре у нас там в Геленджике.

М. ХЛЕБНИКОВА: Я поняла, зачем он ездил на этой машине (смех).

Ю. ГУСМАН: И в конце, и утром я водил машину как-то свободно.

М. ХЛЕБНИКОВА: Ему пришлось, потому что другие в это время занимались другим делом. Ему пришлось возить.

Ю. ГУСМАН: Да, что ж такое у нас. Я все время пытаюсь уйти от эротической направленности за рулем. Потому что за рулем тоже… В американских фильмах секс за рулем очень распространен. По-моему у нас не так.

М. ХЛЕБНИКОВА: Да, нет, я о спиртном. А Вы о женщинах.

Ю. МОСИЕНКО: Я ни одного фильма не могу вспомнить.

Ю. ГУСМАН: У нас нет.

М. ХЛЕБНИКОВА: У нас нет, да. А Вы снимите, а я приду к Вам.

Ю. МОСИЕНКО: Вы снимите, а мы снимемся. Замечательно.

Ю. ГУСМАН: Замечательно.

Ю. МОСИЕНКО: У нас много звонков. И мы бедных слушателей совершенно задвинули в угол. Хотя у нас первые попытки были не очень удачными. Попробуем.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.

Ю. МОСИЕНКО: Доброй ночи, я не знаю, куда Вы звоните.

СЛУШАТЕЛЬ: Ночи, да, да, да.

М. ХЛЕБНИКОВА: Здравствуйте.

Ю. МОСИЕНКО: Представьтесь, пожалуйста, и сделайте чуть потише приемник, или отойдите от него, потому что невозможно.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Шамиль. Я звоню Вам из Самары. Ну, мое отношение, знаете, какое к женщинам за рулем. Оно таково.

Ю. МОСИЕНКО: Вы сейчас едите, простите, Шамиль?

ШАМИЛЬ: Да.

Ю. МОСИЕНКО: Так, прекрасно.

ШАМИЛЬ: У меня отношение к женщинам за рулем такое, что я не против, чтобы они ездили. В принципе действительно бывают хорошие водители женщины, плохие мужчины. Но меня беспокоит другое, что, к сожалению, женщина в связи с ростом там доходов и более карьерным стилем жизни, нам мужчинам просто все меньше и меньше остается, чем можно женщину удивить.

М. ХЛЕБНИКОВА: Ой, молодец какой, как хорошо сказал!

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо большое, Шамиль. Шамиль, а Вы хотели бы удивить свою даму сердца именно навыками вождения? Чтобы она вот не умела?

ШАМИЛЬ: Здесь не столько навыки. А я за то, чтобы у женщин и у мужчин были разные миры. Чтобы я, окунувшись в женский мир, там почувствовал что-то такое прекрасное, светлое то, что для меня невозможное. А она, допустим, сев ко мне в машину, окунулась в какой-то мужской мир и тоже была бы чем-то восхищена и т.д.

Ю. МОСИЕНКО: Шамиль, извините, вопрос. Вот два мира соединились в один. Появилась семья, появился ребенок. Вы на работе. Женщине нужно ребенка куда-то отвезти. Опять же из точки А и точку Б. Городской транспорт не везде хорошо развит. И опять же мы говорили, что везде есть свои особенности. И эти самые гав, гав, гав мы слышим и под землей, и на земле и т.д. И вот Вы с работы точно не уйдете, чтобы ребенка отвезти к врачу, в музыкальную школу и т.д. Что ей бедолаге делать?

ШАМИЛЬ: Ну, понимаете, в чем здесь разница. Я сам 2 года жил в свое время в Москве. Я прекрасно знаю специфику московскую…

Ю. МОСИЕНКО: Знаете, да, отлично, не буду объяснять.

ШАМИЛЬ: Знаю, да, там детей возят в школу, забирают. В садики возят, забирают. Ну, у нас в регионах сейчас такого, такое не развито. Поэтому, к сожалению, конечно, наверное, это веяние будет настоящего, будущего в регионах. Я говорю, что грани стираются, к сожалению. Да, между женским обществом и мужским. И поэтому напрягает, что мы не можем быть друг для друга чем-то особенным, чем-то другим. Мы все становимся одинаковыми и поэтому не можем, как Вам сказать…

Ю. МОСИЕНКО: Мирно сосуществовать.

ШАМИЛЬ: Не то, что мирно существовать. А вот именно дарить радость друг другу или что-то в этом духе.

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо, Шамиль, Вы очень романтичный мужчина.

Ю. ГУСМАН: Нет, на самом деле, он очень прав, Юля. Вопрос о том, что делать женщине, как отвезти ребенка, он не очень правомочен. Потому что Вы правы по схеме такой житейской. Но он, на самом деле, выдвинул, на мой взгляд, очень свежую и новую идею. Т.е. она для нашей сегодняшней передачи новая. О том, что стираются грани между розовыми, голубыми, всеми оттенками этими. И все больше мужчин голубеет, все больше женщин розовеет. И получается так, что чисто мужские дела становятся полит не корректными. Т.е. на Западе уже дошли…

Ю. МОСИЕНКО: Ну, до абсурда, да.

Ю. ГУСМАН: Нельзя женщине чемодан поднести, дверь открыть. Потому что мы унижаем.

Ю. МОСИЕНКО: Хорошо. О честных, паритетных отношениях на дороге, да. Я сейчас говорю не о перестроении, ни о каких-то таких вещах…

М. ХЛЕБНИКОВА: Ну, тема сама по себе, конечно, потрясающая. И то, что мы об этом заговорили, это тоже фантастика.

Ю. МОСИЕНКО: Ну, вот на какое отношение женщина рассчитывает, если при первой поломке она все равно звонит мужчине, как правило.

М. ХЛЕБНИКОВА: Вы знаете, я могу сказать только одно. На что может рассчитывать женщина при поломке, при случае при всем? Вот я, например, в своей жизни могу рассчитывать только на одну вещь.

Ю. МОСИЕНКО: Домкрат называется.

М. ХЛЕБНИКОВА: Нет. Вот Вы знаете, слава Богу, вот у меня, например, там есть мое. РЕСО гарантия. Все. И больше мне ничего не надо.

Ю. МОСИЕНКО: Отлично. Мне тоже теперь больше ничего не надо. Прозвучала реклама. Я могу уходить. И постоять, нервно покурить в коридоре.

М. ХЛЕБНИКОВА: Нет, я не к этому.

Ю. МОСИЕНКО: Хорошо. Страховая компания надо было сказать.

М. ХЛЕБНИКОВА: Хорошо, страховая компания. И все. Т.е. у меня вопросы снимаются.

Ю. ГУСМАН: Еще раз скажешь "РЕСО гарантия"…

М. ХЛЕБНИКОВА: Нет, ребята, ну, перестаньте, я не об этом говорю. Просто в других я не страховалась компаниях.

Ю. ГУСМАН: В эфире нельзя это говорить. Бисквит "Красный мак". Надо сказать "бисквит". Папиросы "Казбек".

М. ХЛЕБНИКОВА: Ребята, я в других не страховалась. Я честно говорю.

Ю. ГУСМАН: И даже сказать "Баржоми", надо сказать…

Ю. МОСИЕНКО: Хорошо, можно.

Ю. ГУСМАН: Пейте "Баржоми", если найдете его. Вот я найти не могу.

М. ХЛЕБНИКОВА: Расскажите мне, пожалуйста. Ну, вот я имею возможность, например, вот как человек, зарабатывающий деньги… Кстати, вот Вы сейчас сказали "отвезти в школу, стираются грани".

Ю. МОСИЕНКО: Это не я сказала про "стираются грани", да. Это Шамиль.

М. ХЛЕБНИКОВА: Да, это Шамиль сказал про "стираются грани". Хорошо. А если эти грани настолько стерлись, что ей вообще некому, кроме нее этим заниматься?

Ю. МОСИЕНКО: Вот я говорю о том, что получается так, что не некому. Потому что она ездит, она…

М. ХЛЕБНИКОВА: Ей приходится делать. Женщине приходится делать это.

Ю. МОСИЕНКО: У нее развевается волосы, она себя представляет какие-то за рулем…

Ю. ГУСМАН: Ребята, давайте, чтобы сейчас не заплакала вся страна, которая сейчас слушает нас…

М. ХЛЕБНИКОВА: Давайте, лучше, пускай, лучше страна заплачет.

Ю. ГУСМАН: Тема была "женщина за рулем".

М. ХЛЕБНИКОВА: "Женщина за рулем" прекрасно, конечно.

Ю. ГУСМАН: А не "страдание женщины за рулем "Бентли", отвозя своего сына наследного принца колумбийского барона".

Ю. МОСИЕНКО: Пожалуйста, с небес на землю. Я Вас все в шестерку пихаю, в нашу.

Ю. ГУСМАН: Ну, шестерку, семерку, тройку, двойку, единицу.

Ю. МОСИЕНКО: Прокололо колесо, что ты будешь делать? Наберешь телефон того единственного.

Ю. ГУСМАН: Ну, не дело это все. И самое главное в потоке движения женщин не видно.

М. ХЛЕБНИКОВА: А я, например, на шестерке колесо сама поменяю.

Ю. МОСИЕНКО: Т.е. вот действительно не будете никому звонить?

М. ХЛЕБНИКОВА: Домкрат, все дела.

Ю. ГУСМАН: Да, я даже вижу такую картину, как она на таких каблуках, с желтым маникюром, 40 см пальцы.

М. ХЛЕБНИКОВА: А я не на таких каблуках, и маникюр у меня абсолютно нормальный. Я на нем играю легко.

Ю. ГУСМАН: Покажи, покажи. Дорогие друзья, Вы не видите, какой красивый у нее цвет. Вот с ним очень хорошо в грязи, с домкратом.

Ю. МОСИЕНКО: Еще немного статистики. Просто, чтобы было понятно. Только каждая третья женщина покупает себе авто самостоятельно. Это уже международная статистика по двум странам Америка, Канада, ну, Северная Америка.

М. ХЛЕБНИКОВА: А наши что говорят?

Ю. МОСИЕНКО: Вот, к сожалению, не нашла я себе, вернее, для нас для всех этих цифр. И, как правило, машина это, я так понимаю, что это в Америке, но и у нас тоже.

М. ХЛЕБНИКОВА: Куплена супругом.

Ю. МОСИЕНКО: Это подарок папы, на втором месте, молодой дочери. Или уже папика, как спонсора той же самой молодой девушки.

М. ХЛЕБНИКОВА: Папик – это папик.

Ю. ГУСМАН: А дядик – это дятел.

Ю. МОСИЕНКО: Паритетный отношений не наблюдается.

М. ХЛЕБНИКОВА: (Смех). Дядик – это дядик.

Ю. МОСИЕНКО: Хорошо, что я знала только одного мужчину, который на дареной машине, дареной женщине, ездил, позволял себе и при этом как бы рассказывал об этом всем.

Ю. ГУСМАН: А что плохого? Замечательно, если бы были женщины, которые дарили бы, хорошо, "Мерседесы"…

М. ХЛЕБНИКОВА: Обойдетесь. Ни за что. Мы себе любимым оставим.

Ю. ГУСМАН: Оставьте эту проблему. Потому что, ну, все равно никакие цифры ничего они Вам не объяснят. Когда вдруг перед тобой возникает видение под названием "непредсказуемый водитель". Это ужас.

М. ХЛЕБНИКОВА: И что самое интересное, Вы абсолютно правы, этот непредсказуемый водитель, как Вы сказали, в самом начале эфира, это не обязательно может быть, это может быть, равно как мужчина, так и женщина. И это удивительно.

Ю. МОСИЕНКО: И прежде, чем обратиться к звонкам слушателей, я зачитаю сообщение замечательное, SMSку прислал Тимур. Женщина создана для того, чтобы ее возили, считает он. Шамиль и Тимур – победители сегодняшнего хит-парада. Среди романтиков они разделили первое место.

Ю. ГУСМАН: Ну, в это есть некая правда, хотя еще раз говорю, что в странах, ну, извините, как Дания, этот вопрос не возникает. Ну, не возникает, потому что там такие дорогие, и такие машины, и такие женщины

М. ХЛЕБНИКОВА: Давайте про наших поговорим.

Ю. ГУСМАН: Да, а у нас. Когда все время мы пытаемся гигантскую нашу историю переписать сразу, поглощая одновременно "Плэйбой" и "Вог" одновременно, и думать, что мы догоняем все поезда. Наша проблема не в том, что женщина за рулем. Наша проблема в том, что женщина была в ломом на поездах. И мы ехали в поездах и видели, как эти в оранжевых жилетах стоят женщины. А, к сожалению, назвать это можно было бабами.

М. ХЛЕБНИКОВА: С ломами.

Ю. ГУСМАН: С ломами, с койлом, с этой самой с киркой. Ворочали. Вот это была. И они то, конечно, коня на скоку остановит, в горящую избу войдет, как писал замечательно наш поэт. Она могла и водить трактор, и водить танк…

М. ХЛЕБНИКОВА: Электропоезд. И все что хочешь.

Ю. ГУСМАН: КАМАЗ. И все это у нас как бы было. Женщины садились на трактор. Мне лично кажется, что или трактор должен быть мягкий, с рессорами.

М. ХЛЕБНИКОВА: Комфортабельный (смех).

Ю. МОСИЕНКО: Ярко розового цвета с откидным верхом.

Ю. ГУСМАН: Да, да, может быть, даже и сиреневого цвета. Или трактор должен водить БЛАЗ, лучше женщину туда не пускать. "Белорусь" – хороший трактор, но для мужчины. Для мужчины.

Ю. МОСИЕНКО: 783-90-25. Хочу звонок из Москвы. Представьтесь, пожалуйста, Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня Павел зовут.

М. ХЛЕБНИКОВА: Здравствуйте.

Ю. МОСИЕНКО: Да, Павел, что же у Вас у всех "добрый день"? Вы же из Москвы, Павел.

ПАВЕЛ: Ну, да, из Москвы.

Ю. МОСИЕНКО: Доброй ночи тогда.

ПВАЕЛ: Доброй ночи тогда.

Ю. МОСИЕНКО: Слушаем Вас.

ПАВЕЛ: Можно, да, спросить?

Ю. МОСИЕНКО: Да, конечно.

ПАВЕЛ: В общем, я хотел сказать, во-первых, насчет того, что у меня, конечно, безумно толерантное отношение к женщинам за рулем. Но при этом небольшая ремарка насчет статистики, которую Вы привели. Дело в том, что это все равно, что говорить, что если каждое второе ДТП случается при участии , скажем, шестой модели "Жигулей", или вообще "Жигулей", то "Жигули" плохие машины. Сколько женщин у нас за рулем? Поэтому надо смотреть в относительных естественно числах. Ну, понятно, да.

Ю. МОСИЕНКО: Так, хорошо, к статистике Вы придрались. Теперь конкретно по теме.

ПАВЕЛ: Конкретно по теме?

Ю. МОСИЕНКО: Женщина за рулем для Вас, что это? Беда, счастье, красота, что это?

ПАВЕЛ: Я бы очень хотел, чтобы это было неким красотой и счастьем и неким видением, когда я за рулем сам нахожусь, когда передо мной это мелькнет.

М. ХЛЕБНИКОВА: Все-таки мужчинам начинает это нравиться.

ПАВЕЛ: Мне бы очень хотелось, чтобы это нравилось. Но как в начале программы Юлий Соломонович сказал, что когда маленькая, юркая машина перед тобой посредине дороги станет, ты ловишь себя на мысли, что, скорее всего, когда ты ее обгонишь, увидишь блондинку. И говоришь другу: смотри, вот сейчас обгоним ее, и сам знаешь, кто там окажется. И друг с тобой даже не спорит. Потому что мы, когда обгоняем, это всегда так случается.

Ю. МОСИЕНКО: А, Павел, надеюсь, что Вы именно так своему другу говорите. Вот мы сейчас обгоним, а там, сам знаешь, кто. Именно этими словами. Спасибо большое, Павел.

Ю. ГУСМАН: А я знаю, Юля, почему все говорят "добрый день".

Ю. МОСИЕНКО: Почему?

М. ХЛЕБНИКОВА: Марина, нас обманывают. Они утром записали вопросы, днем, т.е. Шутка, шутка. Только название страховой компании вызвало у ведущей…

М. ХЛЕБНИКОВА: Нет, а я вот смотрю, у нас часы же живые – 23.39. 40 секунд даже.

Ю. МОСИЕНКО: Спасибо, убедили, что мы в прямом эфире. Я напомню, еще кто. Юлий Соломонович Гусман, кинорежиссер и певица Марина Хлебникова.

М. ХЛЕБНИКОВА: А я даже могу напомнить номер эфирного пейджера – 725-66-33.

Ю. МОСИЕНКО: Кстати, вот про пьяных за рулем мы не говорили. Женщина…

Ю. ГУСМАН: Хороший переход. Кстати, Марина, о пьяных за рулем.

Ю. МОСИЕНКО: О пьяных женщинах за рулем я чего-то ничего не слышали ничего подобного.

М. ХЛЕБНИКОВА: Прежде чем прийти сюда, я поинтересовалась мнением психологов о том, как позиционируют себя женщина и мужчина. Так вот, значит, существует такое понимание, что мужчина, когда садиться, т.е. мужчина как бы быстрее собирается, он активнее, у него реакции быстрее, скажем, в дороге. Может быть такая какая-то расслабленная, невнимательная, но она может дольше ко всему идти. Так вот в состоянии алкогольного опьянения женщина, скорее всего, либо просто не поедет. А на основе своих исследований они сказали другое. Вот, что у женщины позиция, у женщины, если она все-таки выпивает, причем и наша российская, и не наша российская, то у женщины мнение "мне надо собраться и доехать". А у мужчины мнение другое "а я и так смогу". Т.е. и это…

Ю. МОСИЕНКО: Обе позиции опасные, на самом деле.

М. ХЛЕБНИКОВА: Но, тем не менее, женщина собирается и доезжает, либо не едет вовсе. А вот мужчины чаще всего как раз себе это и позволяют.

Ю. МОСИЕНКО: Алексей из Омска считает, что женщина стрессоустойчивее. Алексей, не надо таких длинных слов. Когда читаешь "стрессоустойчивая" после 11 вечера, это жутко.

Ю. ГУСМАН: Вот, знаешь, Юля, извини вот по поводу стресса и по поводу устойчивая. Вот я все время думаю о том, что мы часто провоцируем и в мелочи и в крупном провоцируем конфликты в обществе, которое не очень стрессоустойчиво тем, что мы ставим проблемы, которые жизнь как бы решает сама. Если женщины хотят участвовать в равных в дорожном движении на наших замечательных дорогах, управляют дорожно-транспортными средствами. Им надо быть равными мужчинам мастерстве. Им надо не рассчитывать на улыбку инспектору ГАИ.

М. ХЛЕБНИКОВА: Конечно.

Ю. МОСИЕНКО: Не нужно покупать права. Так же, как и мужчинам.

Ю. ГУСМАН: Не рассчитывать на то, что ТО пройдет с улыбкой. Не надо рассчитывать на то, что "молодой человек, мне колесо поменяйте", хотя все Вам меняют. А быть тогда уже профессионалом…

Ю. МОСИЕНКО: Вот о чем я и говорю. Чтобы все по честному, с домкратами, со всеми делами.

Ю. ГУСМАН: Потому что такие все вещи о том, что дайте нам, женщинам, некую, привлекают в обществе вот все эти преференции, вот эти вот желания "пойдите нам на встречу", провоцируют общественное негодование всегда.

Ю. МОСИЕНКО: Юлий Соломонович, у Вас есть дочь. Правильно?

Ю. ГУСМАН: Да, у меня есть дочь.

Ю. МОСИЕНКО: Вы же ее воспитывали, как девочку. И говорили, что ей нужно, чтобы ей открывали двери и пропускали. Вот отсюда все и идет, мне кажется.

Ю. ГУСМАН: Дело в том, что это опять связано с автомобилем. Есть мальчики, которые не любят водить. Я знаю людей, которые не любят машины. Не любят садиться. Есть такие, которые любят играть в шахматы, и не любят играть в шахматы. Но мне кажется…

М. ХЛЕБНИКОВА: А я знаю, что есть мальчики, которым дарят машины. Так же, как и девочкам.

Ю. ГУСМАН: Дарят, конечно, дарят. Почему дарят? И вот я все время думаю, что как мы в обществе не умеем быть вот вместо того, чтобы волны поливать маслом, мы волны гоняем. В разных областях. Ну, например, жили и были у нас спокойно в обществе геи. И на них, к ним относились все с огромным вниманием, слушали все их песенки, никто не знал, не спрашивал. И большинству людей, кроме желтой прессы было все равно. Но стоило раздуть эту историю с гей-парадом, как сегодня все носят хоругви, дерутся на улицах. И, в общем, не зрелое гражданское общество незрело и в этом. У нас сегодня женщины существуют в незрелом гражданском, мужском, шовинистическом обществе.

М. ХЛЕБНИКОВА: А мне тоже на самом деле это обидно. Мне обидно даже знаете за что? За то, что сейчас, скажем, я могу видеть, и даже мой ребенок может увидеть по телевидению то, что для человека молодого, для тинэйджера могло бы быть откровением.

Ю. МОСИЕНКО: Господа, это Вы сейчас о чем? Давайте вернемся к теме.

М. ХЛЕБНИКОВА: Я все об автомобилях.

Ю. МОСИЕНКО: Давайте с помощью слушателей сразу это и сделаем.

М. ХЛЕБНИКОВА: Давайте.

Ю. МОСИЕНКО: 783-90-26, слушаем Вас. "Женщина за рулем", напоминаю, тему, чтобы не отвлекались.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Ю. МОСИЕНКО: Добрый вечер. Еще один мужчина. Как приятно. Как Вас зовут? Откуда звоните?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Геннадий. Я из Нижнего Новгорода.

М. ХЛЕБНИКОВА: Ой, как приятно. Из Нижнего Новгорода.

ГЕННАДИЙ: Значит, у меня к женщинам-водителям отношение вообще положительное. И могу сказать, что как среди мужчин, так и среди женщин есть много водителей, которые плохо водят. Но могу сказать, что я вот имею сам водительский стаж 25 лет уже, сам учил ездить свою супругу. И не мои слова, а это говорили сотрудники ГАИ, многие мужчины- профессионалы водители, чуть ли не с 50-летним стажем, что если бы все мужчины водили машину, как моя супруга, то не было бы вообще аварий.

Ю. МОСИЕНКО: Я, Геннадий, все понимаю. Конечно, супруга слушает сейчас эфир.

Ю. ГУСМАН: И плачет.

ГЕННАДИЙ: Да, нет, я не сказал. Она не слушает сейчас эфир. Дело в том, что если бы я, например, считаю, что если бы больше было женщин за рулем, то, наверное, у нас бы в России демографической проблемы не было бы. Она бы решалась только бы за счет уменьшения количества жертв на автодорогах.

Ю. ГУСМАН: Опа!

Ю. МОСИЕНКО: Интересно. Вот это как раз к сексу в автомобилях.

Ю. ГУСМАН: Вот тут мы зашли в тупик.

Ю. МОСИЕНКО: Демография сюда. Отлично, Геннадий, Вы нас озадачили. До полуночи будем думать об этом. Спасибо.

Ю. ГУСМАН: Ну, то, что он сказал…

ГЕННАДИЙ: Ну, это, в самом деле, так. По крайней мере, я сам за такое время, пришлось мне со многими водителями ездить. И могу сказать, что я предпочитаю лучше с женщиной за рулем ездить, если в роли пассажира, чем с мужчиной.

Ю. МОСИЕНКО: Если Вы в роли пассажира, а если Вы за ней едете в одной полосе, или в соседней.

ГЕННАДИЙ: С удовольствием, по крайней мере, женщина старается на дороге больше соблюдать правила. Хотя да, теряет, но соблюдает правила. А не как мужчина, что подрезает, резко тормозит, там не следит за скоростью и все прочее. Я считаю, что мужчины нарушают правила дорожного движения…

Ю. МОСИЕНКО: Отсталые у Вас какие-то женщины в Нижнем Новгороде, простите, пожалуйста, меня. Надо в Москву приехать, посмотреть.

Ю. ГУСМАН: Но в чем он точно прав, это то, что, научившись, женщина начинает сразу учить. И я говорил о том, что я свою жену учил водить во многом. А сейчас она все время покрикивает на меня. Я езжу достаточно небрежно.

М. ХЛЕБНИКОВА: Не так едешь (смех).

Ю. ГУСМАН: Ну, да. Ну, последние 80 лет езжу хорошо. И все время так это – справа, слева.

М. ХЛЕБНИКОВА: Пропусти туда. Поворачивай. Включи поворотник, да, я знаю, такое есть.

Ю. ГУСМАН: Да, и если бы она слышала, Ларис, если ты меня слышишь, пожалуйста, не мучь меня за рулем. Это очень серьезная проблема, на самом деле, женская психология за рулем. Они упертые, они знают все, но все-таки дорога – это немножко импровизация. Это чуть-чуть как джаз или классические играть гаммы. Вот женщина, мне кажется, на дороге лучше играет гаммы….

Ю. МОСИЕНКО: На пассажирском месте женщинам всем кажется, что они гораздо больше видят.

Ю. ГУСМАН: В условиях Москвы им действительно, ну, невозможно. Потому что еще раз говорю, что ну это не просто мегаполис, потому что в Нью-Йорке тоже очень много машин и чудовищные эти таксисты невероятные. Но они, как правило, стадом так и едут от светофора к светофору. Чтобы на встречной полосе или какое-то такое грубое нарушение невозможно встретить в цивилизованной стране. Я иногда смотрю, как что вытворяют мои коллеги за рулем, я понимаю, что женщина, которую научили каким-то правилам и опыт небольшой, это, конечно…

Ю. МОСИЕНКО: Женщина должна разбираться в механике, чтобы водить? Не должна заглядывать под капот вообще?

Ю. ГУСМАН: Мне кажется, сегодня вообще водители не должны разбираться в механике.

М. ХЛЕБНИКОВА: Более того, я должна сказать. Сейчас выпускают такие машины, что туда даже не следует заглядывать, чтобы не мешать автомобилю.

Ю. ГУСМАН: Это электронное все, да, да, да.

М. ХЛЕБНИКОВА: Лучше не трогай, лучше не мешай. Вот она работает, не трогай ты ее.

Ю. ГУСМАН: Ну, это точно так же, как должна ли диск жокей или радиоведущая в радиоаппаратуре, которую она использует.

М. ХЛЕБНИКОВА: Вот у меня дворники перестанут в "Жигулях" мести, я поменяю предохранитель, допустим, ну, к примеру я говорю, да. Вот, а если это машина современная, если это иномарка, т.е. у нас как бы да… Вот у меня есть несколько мнений за сегодняшний. Я могу для себя, например, какой-то подвести итог нашей сегодняшней беседы. Я, честно говоря, тоже побаиваюсь ездить, когда дамочки сидят за рулем.

Ю. ГУСМАН: А сегодня кто приехал ты или твой директор? Честно, кто?

М. ХЛЕБНИКОВА: Я сегодня приехала на директоре.

Ю. ГУСМАН: (Смех). Дорогие слушатели, на этой праздничной ноте, долго Вам парили мозг, извините за выражение, как она ездит всегда одна, меняет колесо на ходу, жонглирует рулем и цветами, но привез директор. Привез директор.

Ю. МОСИЕНКО: На самом деле был чудесный опыт, который она рассказывала за пределами. Можно в двух словах буквально?

М. ХЛЕБНИКОВА: В двух словах можно. У меня просто были такие обстоятельства, что я действительно сегодня была вынуждена приехать не сама. Но я имела опыт прохождения трассы с профессионалами, участвуя в автопробеге, и отвечала за большую колонну автомобилей и вела главный автомобиль в условиях наледи на большой протяженности трассы. И это были тяжелые, дизельные автомобили, которые не имели технических характеристик для того, чтобы иметь маневренность. И я отвечала за количество людей более 120. И пройдя этим автопробегом…

Ю. МОСИЕНКО: Юлий Соломонович впечатлен, я вижу.

Ю. ГУСМАН: Одна в машине, или все-таки был штурман, бортмеханик? Муж, сосед, брат?

М. ХЛЕБНИКОВА: Нет, дело не в этом. Нет, дело в том, что в экипаже есть командир экипажа.

Ю. ГУСМАН: Это ты.

М. ХЛЕБНИКОВА: Да, совершенно верно. И, кроме того, значит, там находится человек, который следит, как диспетчер, который связан с хвостовой машиной.

Ю. ГУСМАН: Это мужчина.

М. ХЛЕБНИКОВА: И охранник.

Ю. ГУСМАН: И мужчина.

М. ХЛЕБНИКОВА: Со мной сидела женщина и мужчина.

Ю. ГУСМАН: Но мужчина был.

Ю. МОСИЕНКО: Аплодисменты.

М. ХЛЕБНИКОВА: Охранник.

Ю. ГУСМАН: Все, слава Богу.

Ю. МОСИЕНКО: Давайте последний звонок послушаем, а то мы совсем сегодня заобижали наших слушателей. Они мне не простят.

М. ХЛЕБНИКОВА: Д,. с удовольствием. А так приятно разговаривать.

Ю. МОСИЕНКО: 783-90-25. Вы в прямом эфире. Пожалуйста, Ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый вечер.

Ю. МОСИЕНКО: Женщина!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Женщина, которая 38 лет просидела за рулем.

М. ХЛЕБНИКОВА: Здравствуйте.

Ю. МОСИЕНКО: Как Вас зовут, скажите, женщина?

СЛУШАТЕЛЬНИЦ: Лена. 38 лет просидела за рулем с одни проколом, когда я после экзамена сданного проехала (НЕ РАЗБОРЧИВО). И все. И всегда говорили, что со мной ездить спокойнее, чем с моим мужем, который, у него много проколов.

Ю. МОСИЕНКО: Елена, простите, за бестактный вопрос. 38 лет. Мне хочется знать тогда, сколько Вам лет сейчас?

ЕЛЕНА: Я ездила с 56 года.

Ю. МОСИЕНКО: Вот так вот. Обошла вопрос. С 1956 года. Т.е. Вы Москву видели в любых состояниях.

\ЕЛЕНА: Да.

Ю. МОСИЕНКО: Я преклоняюсь. Благодарю Вас чрезвычайно за этот Ваш звонок. Спасибо большое. Во-первых, приятно было услышать голос женщины.

М. ХЛЕБНИКОВА: Конечно.

Ю. МОСИЕНКО: А, во-вторых, женщины-водителя с таким офигительным. простите, меня стажем.

М. ХЛЕБНИКОВА: Я встречала женщин с таким стажем.

Ю. ГУСМАН: Да, я думаю, что она профессионал. Жалко, что Вы ее отключили. Интересно, она профессионал, или она любитель.

Ю. МОСИЕНКО: Кстати, о профессионалах. Вот Алексей прислал сообщение, SMSку кинул. "У нас в Омске есть особая фирма такси, где водители женщины", только женщины, я так понимаю. Поехали бы?

Ю. ГУСМАН: Называется эскорт.

М. ХЛЕБНИКОВА: Нет, Юлий Соломонович.

Ю. МОСИЕНКО: Это другая служба.

М. ХЛЕБНИКОВА: Другая служба. Это как раз Вы в свою сторону.

Ю. ГУСМАН: Да не нужно это мне. Женщина, мужчина. Не знаю, вот сейчас идет фильм "Таксистска", третья серия, по-моему, уже идет. Ну, такой сериал.

Ю. МОСИЕНКО: Без понятия.

Ю. ГУСМАН: Я не смотрю, к сожалению, сериалы, не получается. Но кусочки вижу. Это все, все это мифы Древней Греции. Ну, есть одна женщина, действительно молодец, которая 40 лет за рулем. И честь ей и хвала. Но есть Марина, которая вела в ночь и в стужу колонну в 120 мужиков, как Сусанин там, или как Моисей по пустыне, выбирайте что хотите. Наледь. И рядом не было никого, кроме охранника спящего, вечно пьяного.

М. ХЛЕБНИКОВА: Почему это? Зачем? Вы так зря.

Ю. ГУСМАН: Но это, понимаешь, это такие. А я говорю о явлении. А если говорить о явлении, то мне кажется, что лучше кататься на трассе с друзьями, в кабриолете по пляжу. А вот все это…

М. ХЛЕБНИКОВА: Вдоль пальм. Чтобы были попугаи.

Ю. ГУСМАН: Да, за рулем.

М. ХЛЕБНИКОВА: И чтобы тебя возили.

Ю. ГУСМАН: Чтобы были попугаи за рулем. Ну, не знаю. Я как-то всегда это ощущаю. Ну, убежден, что Марина водит замечательно автомобиль.

Ю. МОСИЕНКО: Я думала, Вы злой, а Вы чрезвычайно добрый. Я думала, что Вы не просто сексист и шовинист, такой страшный женоненавистник, оказываете, Вы нас жалеете и любите до безумия. Спасибо Юлию Соломоновичу.

Ю. ГУСМАН: Сесксист, я хочу, чтобы радиослушатели знали, что сексист – это ничего плохого, это просто человек, который отстаивает интересы своего пола.

Ю. МОСИЕНКО: Бедный Борис из Екатеринбурга.

М. ХЛЕБНИКОВА: С лава Богу, что такие есть.

Ю. МОСИЕНКО: Простите, пожалуйста, жалеет Борис женщин из Екатеринбурга. И говорит, что женщины более беззащитны перед работниками ГИБДД. Вы согласны, кстати, напоследок хочу задать вопрос?

Ю. ГУСМАН: Не знаю, я думаю, то честно работать в ГИБДД…

М. ХЛЕБНИКОВА: Тают.

Ю. ГУСМАН: Заберет бабки у любого, у женщины, у мужчины, а также у гермофродита, крокодила и у любого попугая за рулем.

Ю. МОСИЕНКО: И попугая, и эфиры. Вы совсем забыли меня подколоть во второй раз.

Ю. ГУСМАН: Вот в конце. И живой живый эфиры, которая будет сидеть за рулем.

Ю. МОСИЕНКО: Буквально на минуту, вот под конец от каждого из Вас хочется узнать. Вот если села женщина за руль, вот два правила, от которых она не должна отходить, кроме, конечно, всех правил дорожного движения, которые она должна знать на зубок.

М. ХЛЕБНИКОВА: Если хочешь, если нравится, выучись и делай все, как полагается. Если душа не лежит, не делай этого. А самый большой вывод, если у тебя руки не растут не из того места, будь ты женщиной или мужчиной, не садись за руль.

Ю. МОСИЕНКО: Юлий Соломонович что-нибудь добавит?

Ю. ГУСМАН: Исчерпывающая формулировка. А когда я услышал как, я живо представил, как растут из этого места руки…

М. ХЛЕБНИКОВА: Я просто не сказала это место.

Ю. ГУСМАН: Которыми женщина с мужчиной держатся за руль, я считаю, это настолько оптимистичная и радостная нота к полуночи.

Ю. МОСИЕНКО: Милый, милый, Юлий Соломонович, я не просто так это говорю. Потому что мы еще в конце программы послушаем еще песню в исполнении Марины Хлебниковой.

М. ХЛЕБНИКОВА: А тогда, может быть, и будет посвящение.

Ю. МОСИЕНКО: Посвящение, абсолютно, только хотела сказать, милому Юлию Соломоновичу. Спасибо Вам большое.

Ю. ГУСМАН: Да, подпевают от (НЕ РАЗБОРЧИВО) и оркестр всесоюзного радио, дирижер Сидорчук, ура.

Ю. МОСИЕНКО: (Смех). Я встречусь с Вами ровно через неделю в программе "Привычка жить". А сегодня я благодарю моих чудесных гостей. До свидания. Всего хорошего.

М. ХЛЕБНИКОВА: Счастливо. Всего доброго.

Ю. ГУСМАН: Спасибо большое. Спасибо. 



Болгарка Bosch по выгодной цене в интернет-магазине MIRonline.com.ua | зоомагазин | наполнение шкафов | бордюрный камень

 
.
.

Кто на сайте

We have 15 guests online